Без развития армия неизбежно стагнирует и разрушается  
2 июня 2012 г. в 08:30

Армия, поскольку она является государственной корпорацией (организуется государством), неизбежно обладает свойствами «самоорганизованной критичности». При этом базовым элементом гармонизации критичности армии выступает ее корпоративная профессиональная этика. В то же время армия является системным гармонизатором критичности (гарантом стабильности) и для своей «материнской метасистемы» - государства.

На первый взгляд, этот тезис представляется спорным, так как очевидно, что армия - это специализированный институт государства и его особая структура, которая им (государством) и организуется. Это все так. Но эта правильность - одностороння.

Действительно, армия как специальная государственная боевая организация регламентируется (в своем бытии) своей структурой, дисциплиной, субординацией, функциями, формой одежды, правом владения оружием и вообще собственным функциональным и правовым полем, которые и связывают эту государственную структуру в армию, чем определяют ее внешнюю идентичность.

Но внутреннюю суть армии и ее собственную корпоративную идентичность образуют морально-нравственные величины и понятия - честь, долг, профессионализм, этика, престиж и так далее. Когда это все есть, то из этих достаточно простых элементов слагается сложная система, вырастает ее новое качество. Другими словами, армия в результате их наличия и взаимодействия - самоорганизуется.

Кроме того, армия как живой социальный организм обладает и своей «душой». Это значит, что армия должна расти, совершенствоваться, изменяться в зависимости от исторических условий и развиваться. Без развития армия, как и любой другой организм, неизбежно стагнирует и разрушается.

Читать далее

Если государство применяет силу во зло – оно обречено  
26 мая 2012 г. в 08:30

На первый взгляд, слово и понятие «армия» понятны и ясны всем: армия и есть армия. Армия – это и государственно организованная сила, это и совокупность видов вооруженных сил и родов войск, это и силовой институт государства, и атрибут страны, и т. д.; и мы знаем еще много определений армии. Но при всем при том, с одной стороны, сама армия является сложной динамической социальной системой, а с другой, сама же является частью еще большей системы (метасистемы), которая называется «государство». Это значит, что для того чтобы иметь достаточно полное представление о том, что есть армия, надо среди (и в ряду) общепринятых и понятных ипостасей рассмотреть ее и в этом «системном» качестве.

В кибернетике система – это объединение любых элементов, рассматриваемых как связное целое. Это связное целое может быть разным, поэтому определимся с главными признаками армии как системы.

Армия как система является:

- сложной иерархической структурой;

- детерминированной системой, т. е. системой, в которой ее настоящее определяется ее прошлым;

- социальной и «живой», т. е. проходящей в своем генезисе разные фазы своего развития;

- системой, обладающей высокой степенью самодостаточности, собственными ценностями и целеполаганием, оставаясь в то же время частью родственных (материнских) и более сложных систем (государства и общества) и зависящей от них во всем.

При этом существует четкая (внутренняя системная и тонкая) обоюдная зависимость в существе функционирования этих сложных иерархических систем (государства и армии). Эта зависимость заключается в том, что только государство является той социальной системой, у которой есть исключительное право иметь силу (часть себя – армию) и применять ее, ограничивая зло и борясь с ним. Более того, если государство применяет силу во зло или не прибегает к силе для ограничения зла, то оно аморально и рано или поздно (а согласно истории – всегда) обречено на гибель.

В свою очередь, и сила (армия), применяемая во имя добра, доблестна и в конечном счете победоносна. В то же время, если армия применяется во зло, или не применяется для его ограничения, или по каким-то причинам устраняется от борьбы с ним, т. е. устраняется от выполнения своей главной функции, то она сама становится частью зла и в конечном счете, сгнивая изнутри, обессмысливается и самоликвидируется.

Но армия – это еще и закрытая государственная профессиональная корпорация, в которой все ее элементы системы абсолютно связаны ее структурой и спецификой функционирования, что предполагает необходимость ее исследования как системы и в этом качестве.

Читать далее

Катастрофа 1991 года не может быть объяснима слабостью армии  
19 мая 2012 г. в 08:30

Знание отечественной истории не может не удивить нас одним очевидным наблюдением. В течение только одного ХХ столетия Россия дважды претерпевала национальный крах, и каждый раз это было прямо связано с недееспособностью и даже крахом ее армии. При этом, если в первом случае воцарение большевиков еще может быть объяснено неудачами России и ее армии на фронтах Первой мировой войны, то внезапно разразившаяся национальная катастрофа 1991 года не может быть объяснима слабостью армии, т. к. она произошла практически на пике ее могущества.

Это значит, что дело не во внешних причинах, определяющих слабость государства и его армии, а во внутренних. Более того, на наш взгляд, корни этой слабости находились и находятся еще и сейчас не в ее структурном или техническом несовершенстве, а в существе ее генетики. При этом мы хорошо понимаем, что государство, общество и армия не могут не иметь одинаковую генетику, а значит, и схожие внутренние пороки.

В свою очередь, это значит, что ни своевременные и полные выплаты денежного содержания, ни существенное сокращение численности вооруженных сил, ни их новые структурные преобразования, ни усиленные пока еще разговоры о социальной защищенности военнослужащих, ни даже усиленная боевая подготовка и техническое перевооружение войск не являются мерами, меняющими генетику и существо армии, т. е. не могут именоваться военной реформой.

Я думаю, что национальное военное строительство и военная реформа должны в первую очередь и в основном касаться формирования сущностных, генетических основ армии, которые образуются:

- национальными историческими корнями армии;

- государственной идеологией воинской службы;

- реальным профессионализмом и внутренней корпоративной этикой армии;

- а также контролем общества над силовой сферой государства.

Эти генетические основы армии могут быть созданы только в результате гармонизации всего комплекса военно-гражданских отношений, а также системой прохождения воинской службы, другим военным профессиональным образованием и созданием новой профессиональной военной этики, выработать которую должна сама армия.

На наш взгляд, именно такие подходы к реформированию армии дадут ей ту новую генетику, которая может навсегда избавить Россию от национальных катастроф, вызванных ее недееспособностью, и создадут ту базу реформирования, которая навсегда сделает успешной ее последующее естественное (в т. ч. структурное и технологическое) развитие.

Эти меры должны быть поняты, приняты и декларированы высшим политическим руководством страны, которое должно ввести их в государственную практику указами президента России и системой нормативно-правовых актов.
Читать далее

Российская армия никогда не спасала тот строй, которому присягала  
13 мая 2012 г. в 08:30

В эпоху перемен, кризисов, реформаций и неопределенности государство обязано обратить самое пристальное и доброжелательное внимание к армии как своему единственному институту, который является последним гарантом суверенности нации и вырабатывает такой уникальный продукт, как национальная безопасность, без которого невозможно никакое позитивное развитие ни государства, ни нации, ни во внешней, ни во внутренней сферах национального бытия.

Проводимое сегодня в России военное строительство (военная реформа) носит характер фундаментальной организационной перестройки практически всей сферы вооруженной защиты страны, но при этом практически не затрагивает фундаментальных основ армии как особой государственной профессиональной боевой корпорации, которые просто игнорируются, в т. ч. и потому, что этих основ уже никто не знает и не понимает их необходимость. На наш взгляд, это является серьезным упущением нашего политического и военного руководства, и это дело надо быстро, точно и профессионально поправлять, т. к. основа силы армии – именно в ее духе, притом, что техническая составляющая ее возможностей также важна, но никогда и нигде не является определяющей.

Анализ нашего национального бытия в плане темы отношений армии, государства и общества говорит о том, что исторически армия как гарант конституционного строя никогда не спасала тот строй, которому она присягала (кроме пугачевского бунта). Иными словами, армия в буквальном смысле слова предала свой политический строй, режим и народ и в 1917 году, и в 1991 году, и, очевидно, не будет защищать существующий в стране политический режим и сегодня.

Надо сказать, что все «оранжевые революции» (начиная с «первой оранжевой» 1991 года в Москве, в результате которой и погиб Советский Союз) побеждали только тогда и из-за того, что на сторону «революционного народа», требующего «свободы от местной тирании», переходили (или оставались нейтральными) войска и полиция. История говорит о том, что для втянутого в «оранжевую революцию» государства такого рода «миротворчество» армии всегда кончалось национальным крахом и усилением народных бед.

Самым печальным итогом этого «миротворчества» для самой армии являлось то, что она всегда оставалась виноватой в глазах народа и всегда ощущала в своей душе «пятно собственной подлости». За это и вследствие «оранжевой» победы армия уничтожалась организационно, ее лучшие кадры изгонялись, ее боеспособность просто исчезала, а ее авторитет в глазах нации падал до уровня табуретки.

Единственным случаем, когда в «оранжевых» условиях не случилось национальной трагедии, являются события 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине, когда политическое руководство КНР приняло решение – жесткое силовое подавление тысяч протестующих революционеров, и армия КНР, не колеблясь, выполнила этот приказ.

В итоге конституционный строй Китая был защищен, национальной трагедии не случилось, т. е. не наступил государственный хаос. Армия Китая получила благодарность китайского народа, своего политического и военного руководства и еще более утвердила свой авторитет в нации – как безусловный гарант мирного труда народа, опора его безопасности и самый престижный институт государства, предмет национального обожания и гордости. С тех пор в Китае все нормально, он развивается завидными темпами и уважаем в мире.

Это значит, что, кроме всего прочего, о чем мы будем сегодня говорить, армию необходимо любить, а это значит оказывать ей уважение и возиться с ней. Кто из высшего политического и военного руководства сегодня понимает это, может и умеет это делать? Ответ: никто!

Тогда чего можно ждать от армии сегодня, если очередная «оранжевая революция» развернется сейчас в России, и каков будет ее результат?

Читать далее

Мы сейчас имеем бессмысленную, безмозглую и бесполезную армию  
14 апреля 2012 г. в 08:30

Я являюсь разработчиком и автором фундаментального труда «Основы общей теории войны» и поэтому считаю важным обсудить тему «Реформа Российской армии и гражданский контроль» в парадигме, т. е. в базовой схеме этой теории, т. к., по нашему представлению, именно теория войны может стать основой теории, практики и искусства управления государством.

Согласно теории войны, армия является олицетворением и концентрированным выражением силы нации, силы как способности государства добиваться необходимого результата – целей национальной стратегии, в т. ч. и путем принуждения к изменению поведения тех или иных объектов социума, участников политического процесса, субъектов мировых взаимодействий. Военная мощь нации и предназначена для того, чтобы нация имела возможность «стимулировать» необходимый ее интересам тип поведения ее контрагентов посредством угрозы применения силы или с помощью реального силового воздействия на них. Для этого армия должна быть тем, чем она обязана быть по своему прямому предназначению.

Такова теория, а какова правда жизни? Так сложилось, что я последние 30 лет нахожусь одновременно в основании и на острие всех инициатив и начинаний военного строительства в России и сегодня отчетливо представляю себе, в чем кроются корни наших государствостроительных неудач.

А заключаются они, кроме всего прочего, в обыкновенной стратегической безграмотности нашего высшего командного и политического состава государства и его политической немужественности. Например, если бы кто-нибудь из высших должностных лиц власти или руководства вооруженных сил знал, что такое армия, какова может быть ее модель, каковы ее основы, как она строится, что влечет и т. д., то мы сейчас не были бы в состоянии утраты всяких возможностей вести более или менее серьезную вооруженную борьбу, может быть, за исключением ядерной войны.

Трагедией государства и армии стал тот факт, что уже несколько последних десятков лет каждый следующий Верховный главнокомандующий ВС РФ все хуже и хуже представлял себе, зачем ему нужны это государство и армия и что с ними надо делать.

Из-за необразованности, незнания, неумения, предвзятости и политической трусости нашего политического истеблишмента и генералитета в результате перехода к «новому облику» мы сейчас имеем армию:

- бессмысленную, т. к. советская военная мысль умерла, а новой российской военной мысли нет, и вся наша военная прежде великая «стратегия» спустилась на уровень боя батальона за взятие или оборону деревни, т. к. бригада по-другому не воюет, а дивизий и армий нет;

- безмозглую, т. к. профессионального военного образования в России уже нет, офицеры не учатся, т. к. их некому, нечему и не на чем учить, а Генштаб на роль «мозга армии» не тянет;

- бесхребетную, т. к. младший командный состав должным образом не готовится и как главный компонент современной армии отсутствует;

- бездуховную, т. к. нет принятой государственной идеологии воинской службы и корпоративной военной этики офицерского состава, которая могла бы стать основой их внутреннего руководства в службе;

- бессильную, т. к. нет современного оружия и иногда просто нечем стрелять;

- обездвиженную, т. к. средств совершения стратегического маневра нет даже в пределах одного театра военных действий;

- бесцельную, т. к. она сама не понимает, зачем она такая нужна;

- бесконтрольную, т. к. ее не контролируют ни государство, ни общество, ни даже собственное командование;

- и в целом бесполезную, т. к. она как специальная боевая государственная корпорация ничего не может.

Читать далее

Отсутствие современной теории войны сдерживает развитие России  
31 марта 2012 г. в 08:30

В современную эпоху одной из самых важных проблем человечества является война, которая как явление и часть бытия социума сопровождает человека всю его историю. К сожалению, этот значимый фактор жизни человечества и России является не до конца оцененным, так как понимание и сами подходы к войне исторически формировались только из практики вооруженной борьбы, что, на наш взгляд, является уже недостаточным.

Мы убеждены, что отсутствие современной теории войны сдерживает развитие России и делает ее внешнюю и внутреннюю политику негибкой, а государственную деятельность неэффективной и неконкурентоспособной. Одной из основных задач данной работы является попытка придать стройность и научную основательность выдающимся достижениям военной мысли, рассеянным сегодня по векам и трудам великих полководцев, стратегов, политиков и ученых, и создание на этой базе относительно законченной, но, безусловно, не полной, современной теории войны.

Необходимость создания современной теории войны вызвана:

- отсутствием разработанной, стройной, относительно полной и законченной теории войны (теория войны отсутствует в перечне военных теорий как таковая и не преподается как предмет обучения даже в системе профессионально военного образования) и необходимостью создания ее нового универсального понятийного аппарата;

- новыми тенденциями в развитии человечества и существенными новыми факторами его современного бытия;

- текущими военными событиями современности, требующими нового осмысления;

- необходимостью введения нового научного аппарата теории войн в политическую и военную практику государств;

- необходимостью создания на базе теории войны самостоятельной теории национальной стратегии и теории управления государством;

- необходимостью выявления новых тенденций в политической жизни и развитии военного дела и их прояснения в трактовках понятий новой теории войны;

- необходимостью разработки такой теории войны, которой могли бы эффективно пользоваться не только нации, расположенные к экспансии своих интересов, влияния и ценностей, но и народы, которые удовлетворены своими государственными границами и беспокоятся главным образом о безопасности и сохранении своего образа жизни;

- необходимостью создания цельной теории войн, которая была бы построена не на абсолютизации каких-нибудь конъюнктурных постулатов нации, считающейся сегодня «сильной», а на здравом смысле, и в этом плане интересной и полезной всем объектам социума, а также теории, которая являлась бы добротной основой дальнейшего развития военного дела в рамках позитивного развития человечества;

- необходимостью суммирования практического и научного опыта человечества в области войн, а также крайней необходимостью формулирования и введения его в современную научную жизнь;

- определенным тупиком военной мысли, связанным с недостаточностью имеющегося научного аппарата этой важнейшей сферы деятельности человечества, а также с устареванием или выявившейся неверностью его важных постулатов и частей;

- крайне высокой активностью большой массы современных военных экспертов и писателей, произвольно трактующих плохо понимаемую ими военную сферу человеческой деятельности, творчество которых вносит дополнительную дезорганизацию (вульгаризацию и упрощение) в осмысление (переосмысление) военного дела в целом;

- необходимостью введения новой теории войны в научный оборот, учебный процесс учреждений высшей школы, а также в политическую и военную практику современной России.

Представляется, что решение именно этих задач может составить основные направления исследования и разработки современной теории войны.

Читать далее

Россия ни организационно, ни ментально не готова к новой войне с Западом  
24 марта 2012 г. в 08:30

Мы убеждены, что современная стратегическая ситуация может быть определена как подготовка к мировой войне. Мы считаем, что эта подготовка ведется США, лидером западной цивилизации. Цель войны – сохранение себя в качестве единственного и безальтернативного мирового лидера, готового силой доказать свое превосходство и право пользоваться ресурсами остального мира.

В интересах подготовки к войне США производят следующие стратегические действия:

1) Усиление собственной боевой мощи – ежегодные 600-миллиардные государственные военные бюджеты, создание системы национальной ПРО и обеспечение безопасности национальной территории страны.

2) Подготовка театров войны – создание основных баз военно-политического контроля мира: в космосе, в море, в Европе (Косово), в Азии (Афганистан).

3) Ослабление стратегических противников:

- Остальной мир – силовая экспансия своих цивилизационных начал, вовлечение всего мира в решение задач собственного выживания и за его счет;

- Европа – перенос собственных экономических кризисов и национальных кризисов в Европу и мир, поощрение формирования плацдармов других цивилизаций, практическая ликвидация национальных вооруженных сил;

- Китай – ограничение возможностей доступа к ресурсам Африки, Азии и России, создание плацдармов «демократии» и «радикального ислама»;

- Россия – создание условий самоуничтожения страны, обман общественного мнения «перезагрузкой»; скупка на корню национальной элиты и целенаправленное уничтожение национальной науки, культуры, образования и дееспособности основных институтов государства, депопуляции страны; практическая ликвидации системы национальной обороны страны.

4) Создание системы полного контроля космического, воздушного, морского, информационного и интерактивного пространств.

Таким образом, если основным событием и основной глобальной социальной катастрофой XX века было самоуничтожение и распад СССР, то может статься так, что основной катастрофой глобального значения в XXI веке будет новая мировая война. Это значит, что война Запада против России не прерывалась никогда, ее вооруженная форма – буквально «на носу», но Россия к этой войне не готова ни организационно, ни ментально, ни в экономическом, ни в собственно военном отношении.

Все это требует своей оценки и адекватных стратегических решений, которые политические руководители России сделать не в состоянии, т. к. этого им не позволяет ни их собственная ментальность, ни общественное мнение, ни пассивность нации, ни отсутствие современной и необходимой теории управления государством, а также отсутствие национальной стратегии как таковой, полная профессиональная недееспособность и их собственная личная жадность.

Читать далее

Запад всегда решал проблемы собственного выживания главным образом за счет России  
17 марта 2012 г. в 08:30

Анализ истории последних ста лет позволяет нам сделать вывод о том, что Запад решал проблемы собственного выживания и развития за счет остального мира, но главным образом за счет России:

- В 1910-1920 гг. – за счет милитаризации, Первой мировой войны, ресурсов и энергии распада Российской империи;

- В кризис 30-х годов прошлого века – за счет милитаризации и формирования предпосылок Второй мировой войны (демократическое взращивание гитлеровской Германии, помощь СССР);

- В годы Второй мировой войны – за счет милитаризации, ресурсов и исторического будущего СССР;

- В кризис 90-х годов прошлого века – за счет милитаризации и развала СССР.

Современный кризис системы капитализма и собственно США планируется преодолеть за счет распада и ресурсов современной России.

В целом мы видим, что единственным способом разрешения своих системных кризисов Запад и его лидер США всегда выбирали войну и формирование по ее итогам необходимой архитектуры послевоенного устройства при своем несомненном лидерстве.

Читать далее

Современное человечество может превратиться в «первичный расовый бульон»  
11 марта 2012 г. в 08:30

Мы считаем, что основными тенденциями развития мира являются следующие:

- глобализация экономического и информационного планетарных пространств;

- диффузия этносов и рас;

- всеобщая «порча цивилизации»;

- оскудение природных запасов планеты;

- планетарный экологический кризис;

- «разбегание» цивилизаций и их ужесточающаяся борьба;

- утрата пассионарности основных титульных наций Христианского Запада и России;

- общая бесцельность существования наций и всего человечества;

- надвигающаяся планетарная победа ценностей «рынка, демократии и успеха любой ценой»;

- формирование мирового «гражданского общества» и «упадок» государства;

- наращивание вооруженной силы одновременно с ростом числа субъектов и потенциала нестабильности;

- надвигающийся новый технологический рывок человечества и смена его технологического уклада, и так далее.

Представляется очевидным, что окончательное торжество этих тенденций может дать только следующие итоги.

Во-первых, современное человечество может превратиться в «первичный расовый бульон», в котором могут исчезнуть не только современные этносы, титульные нации и культуры, определявшие историю человечества в его обозримой истории (например, белая раса и Христианство), но могут исчезнуть и основные формы организации общества - социально ответственные национальные государства, которые и определили современное состояние человеческой цивилизации.

Во-вторых, катастрофическое ухудшение условий обитания человечества приведет к неуправляемой борьбе за физическое выживание всех против всех, на практике - наиболее продвинутых его частей против остальных и за счет всех других.

В-третьих, неизбежный новый технологический рывок человечества, который, в отсутствии совести и разума людей, сначала только ускорит свертывание всеобщей нравственности, ускорит и ожесточит борьбу за его новые блага, а потом и приблизит гибель самого человечества.

В-четвертых, мы уже можем наблюдать опаснейшие признаки обратимости социального и культурного прогресса, притом что они проявляются не только в «черной Африке», а в и «главном двигателе мировой демократии и прогресса» - США.

В-пятых, наступающая «эра перемен» будет не только эрой планетарной нестабильности, но неизбежно станет эрой войны как прямой вооруженной борьбы.

Именно поэтому проблематика войны и мира в национальной стратегии как науке, практике и искусстве управления государством является сегодня главной.

Читать далее

Современный «экономический кризис» является кризисом капитализма как системы  
3 марта 2012 г. в 08:30

Сегодня стал очевиден кризис ведущей и доминирующей сегодня цивилизации Запада, «торговая» модель которой уже показала свою конечную ущербность, но которая продолжает насильственно внедряться Западом в остальной мир. Мы убеждены, что современный т. н. «экономический кризис» является не кризисом собственно экономики, а кризисом капитализма как системы, как философии бытия, системы общественных отношений и политических режимов.

Нам представляется, что в контексте общей теории войны:

- «кризис» есть признак и свидетельство негодности и неадекватности существующей модели и форме управления социумом современным условиям его существования;

- кризис является как источником рисков, опасностей и угроз, так и следствием пренебрежения ими или неадекватности реакции управления на них;

- кризис может являться следствием военных действий относительно объекта войны.

Состояние кризиса содержит возможность двух основных направлений его преодоления:

- успешный выход из него и обретение нового качества национального бытия через изменение базовой модели функционирования социума, что должно привести к формированию нового позитивного импульса национальному развитию;

- скатывание к национальной катастрофе, при этом рецессия является не «третьим состоянием», а вариантом «вялотекущей национальной шизофрении», которая неизбежно приведет нацию к краху.

Время кризиса диктует необходимость принятия быстрых и адекватных обстановке стратегических решений в различных областях национального бытия, а также необходимость проведения жесткой политики и национальной мобилизации при реализации антикризисных мер.

Кризис является моментом и точкой возможности формирования одного из нескольких альтернативных будущих нации. Конкретный сценарий такого развития зависит от принятия стратегического решения в условиях повышенной сложности и неопределенности ситуации, что существенно увеличивает политическую значимость такого решения. Целью и задачами национальной стратегии в период кризиса должны стать преодоление кризиса и превращение кризиса из угрозы безопасности или катастрофы в благоприятную возможность и импульс развития нации.

Основной задачей руководства и управления государством в период кризиса является обеспечение безопасности и сбережение стратегической матрицы нации. Неспособность обеспечить принятие и исполнение решений с такими целями приводит к углублению кризиса и его трансформации в более тяжелые формы – бедствие или катастрофу.

Западная цивилизация, являющаяся на сегодня самой развитой и мощной в экономическом, информационном и военном планах социальной общностью, исчерпала ресурсы собственного развития и переходит в стадию паразитического существования, процесс перехода к которой русский философ Александр Сергеевич Панарин назвал «порчей цивилизации». Нам представляется, что основной причиной этого «заката цивилизации» является выявившаяся порочность ее идеологии, основанная на общей ничтожности целей и ценностей западной цивилизации, а также выявившейся порочности основанных на них политических технологий и практик государств, структур и союзов ее ареала.

Порочность стратегических целей и ценностей западной цивилизации просматривается нами в ее идеологии, построенной на абсолютизации принципов «свободы, демократии и рынка» и приведшей западный мир к торжеству ценностей жадности и наживы любой ценой, политкорректной безответственности и «боязни будущего», являющихся базовыми для деятельности практически всех государств и наций, соотносящих себя с Западом, а также существующей системы международных организаций, в которых он абсолютно доминирует.

Кроме сохранения существующего статус-кво, Западу уже нечего предложить миру, что только усиливает и ускоряет цивилизационое противостояние в человеческом социуме.

Читать далее