Иметь в России профессиональную Армию невозможно в принципе  
2 октября 2010 г. в 08:30

На наш взгляд, кроме «идеологии», в понятие «генетика Армии» входит и внутренний корпоративный контроль, прежде всего, как контроль профессионалами самих себя и как новая этика их внутреннего руководства.

Что же такое военный профессионал? Это вопрос крайне важный и отнюдь не праздный. Дело в том, что подавляющее большинство членов активной общественности России, депутатов всех уровней (включая военных депутатов), большинство государственных чиновников Администрации Президента РФ, Совета безопасности и Правительства РФ и даже политологов, занимающихся военной тематикой, не вполне понимают, что такое «военный профессионал» понимая под этим словом всех, «кто все делает хорошо и за хорошие деньги».

Именно поэтому сейчас уже все, от Президента РФ и Комитета солдатских матерей до некоторых «безвременно ушедших в политику» генералов и всех либералов страны, хотят иметь в России профессиональную Армию.

На наш взгляд, иметь в России профессиональную Армию невозможно в принципе. Полностью профессиональную армию не имеет ни одно государство мира. Армии США, Англии и еще очень небольшого числа государств являются не профессиональными, а добровольческими. То есть они комплектуются путем добровольного набора (найма по контракту) всего военного контингента, проходящего действительную (активную) военную службу, включая категории рядовых солдат и служащих. И дело здесь не в экономических возможностях государства, а в природе военного дела.

Попытаюсь дать свое видение и трактовку основным категориям проблемы.

Военный профессионал - это человек, который видит свою судьбу в служении избранному делу, получил соответствующее высшее профессиональное образование, прошел соответствующую всестороннюю практическую подготовку, имеет опыт и готов к управлению процессами в рамках избранной профессии в соответствии с достигнутым уровнем компетентности и ответственности. Другими словами, военный профессионал - это специалист по управлению насилием, и им может быть только офицер.

Высокооплачиваемая контрактная добровольная работа или только государственная военная служба - это не признак профессионализма. Это только поле и форма применения (использования) его возможностей и самореализации на пути служения избранному делу, Отечеству. Работа военного профессионала, как государственная военная служба, регламентируется не только уставами, но статусом и Положением о прохождении воинской службы офицерским составом, которое должно иметь статус не ведомственного документа, а федерального закона.

Военный специалист - это человек, который в совершенстве овладел знаниями и опытом, всеми тонкостями полученной специальности в рамках профессии и всегда готов к их качественному применению. Другими словами, военный специалист - это специалист по применению насилия, и им должен стать младший командир (сержант, прапорщик, «сержант-контрактник» и т. д.). Формы привлечения военных специалистов к работе и службе могут быть разными, но, как правило, их работа регламентируется не только уставами, но и контрактами.

Профессионал может быть хорошим военным специалистом, специалист не может быть хорошим военным профессионалом. Это разные уровни и разные стволы военной службы.

В России есть только одно боевое подразделение, состоящее целиком из одних офицеров. Это подразделение по борьбе с терроризмом «Альфа». При этом его офицеры выполняют как собственно офицерские, так и функции младших командиров и солдат. Если это сейчас и необходимо, то, безусловно, дорого.

Армию, состоящую из одних офицеров, иметь невозможно, нецелесообразно и не нужно. Совершенно очевидно, что для Армии необходимы как профессионалы - офицеры, так и специалисты - младшие командиры. Эти две категории составляют костяк и основу Армии, и только уровень их подготовки и обеспеченности в основном определяет уровень боеспособности Армии, а значит и силовой компоненты национальной безопасности государства. Создание этих двух базовых основ Армии является приоритетной задачей военной реформы в России.

Читать далее

Сегодня в России понятия «государство», «общество» и «народ» не совпадают в принципе  
27 сентября 2010 г. в 08:30

Чтобы и Армии, и Обществу было понятно, что есть справедливая война сегодня, необходимо в первую очередь определиться с нашими Ценностями, Идеалами и Национальными Интересами. То есть с тем, что должно быть начертано на знаменах России, что мы должны защищать, отстаивать и продвигать, во имя чего граждане платят налоги и содержат Государство, а солдаты должны быть готовы пролить свою кровь и даже отдать свою жизнь.

Кроме того, только идеология и развернутая на ее основе серьезная воспитательная работа в обществе и армии даст гражданам России и солдатам ее Армии способность успешно противостоять «несмотря ни на что» информационному воздействию наших недругов.

Таким образом, Армия как базовая государственная сила не может не иметь своей идеологии.

Так в чем, собственно говоря, должна заключаться идеология Армии?

На наш взгляд, государственная идеология воинской службы должна базироваться на тех же смыслах и константах, что и национальная идея государства. Это значит, что в основных подходах к ее определению мы должны иметь эти константы, но уже в виде тех функций и задач армии, которые вытекают из них.

Это значит, что Армия как социальная структура, состоящая из Граждан - членов Общества, и как особый силовой институт Государства в качестве основ идеологии воинской службы, то есть отвечая себе, Обществу и Государству на вопрос «во имя чего служить?», должна ответить, что Армия существует, а ее солдаты служат (и погибают) для того, чтобы:

1. дать Человеку, людям (россиянам), Семье и Обществу - состояние реальной безопасности и внутренней стабильности - как основные условия их существования, развития и возможностей собственной реализации;

2. обеспечить Государству (России) реальный суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность и уверенность в своей государственной силе - как основы ее государственного бытия;

3. формировать возможности не антагонистического развития Человеческой Цивилизации - в качестве части ее силовой компоненты.

К сожалению, состояние нашей государственности сейчас действительно таково, что в России понятия «Государство», «Общество» и «Народ» не совпадают в принципе. В обиходе понятия «Россия» и «Российская Федерация», вопреки Конституции, не тождественны. Если слово «Россия» еще может (не у многих) вызывать ассоциацию с понятиями «Родина» и «Отечество», то словосочетание «Российская Федерация» вызывает в народе в основном лишь раздражение, так как Государство у нас потеряло моральное право быть их олицетворением и их символом.

Тем не менее традиционные заветы наших предков «За Веру, Царя и Отечество!» дали нам нашу великую Родину. Как их выполнять сейчас, когда нет Веры и нет Царя?

Поэтому если есть хотя бы одна базовая константа, то она и должна стать стержнем новой государственной идеологии воинской службы. Такими базовыми константами в России остались сама Россия и ее Армия. Значит, есть только один завет – «За Отечество!». И он должен вместить в себя и Веру в достоинство народа и его исторический путь, и Веру в его великое предначертание, которое можем сложить только мы, и в гаранта этого - его Армию, а также Веру в себя и ответственность за Россию и «За Други своя», своих братьев по долгу, службе и битве.

Другими словами, нам нужна Вера, но не только как религия, а как уверование в Предназначение России и свою судьбу, как их неразделенность и взаимозависимость. Формирование этого верования как Веры - это и есть задача нашей идеологии.

На наш взгляд, создание новой Армии как результат государственной военной реформы должно начинаться с создания государственной идеологии воинской службы и создания на ее базе ее собственной профессиональной корпоративной этики, а также профессиональных подходов к ее профессионализму.

Читать далее

Высшей формой справедливой войны явились войны России в защиту своего Отечества  
21 сентября 2010 г. в 08:30

На мой взгляд, эффективная государственная идеология воинской службы не может быть разработана внутри военного ведомства. Ее необходимо разрабатывать силами экспертного сообщества по заказу Президента России, а силовые структуры должны только участвовать в этой работе.

Государственная идеология воинской службы должна строиться на признании и учете внешней и внутренней функций Армии и нового класса ее задач.

Государственная идеология воинской службы может появиться только в результате диалога между Обществом и Государством. Сама совместная работа над ней может стать новым стимулом взаимного доверия и согласия, а в ее результате должны улучшиться и военно-гражданские отношения в стране в целом.

Государственная идеология воинской службы может быть эффективной только тогда, когда Государство всегда, при любых обстоятельствах, будет точно выполнять свой долг по обеспечению Армии всем необходимым и никогда не будет «подставлять» ее в результате собственной безответственности и политической близорукости.

Государственная идеология воинской службы должна строиться с тем, чтобы жизнь солдат и офицеров стала государственной ценностью, их личные свободы - неприкосновенными, а их неизбежные ограничения компенсировались условиями жизни, экономическими условиями и престижностью службы, а риск службы и ее условия были бы понимаемы и одобрены Обществом. Поэтому в этом плане Армия может рассматриваться и как часть Общества, и как часть демократического процесса, а не как орудие какой-либо властной структуры.

Кроме того, государственная идеология воинской службы должна стать фундаментом новой российской воинской этики, основой внутреннего руководства всех силовых структур государства и полем, не позволяющим проникнуть в их ряды миазмам внутреннего разложения.

Это особенно актуально сейчас, так как Армия становится угрозой Обществу и Государству не только тогда, когда начинает играть самостоятельную политическую роль, а главным образом тогда, когда она теряет управляемость и монолитность как единая боевая сила, то есть когда она разлагается. Армия разлагается тогда, когда ее разлагают специально извне и изнутри, но этот процесс может быть успешен только потому и тогда, когда она становится «лишней», «бесцельной» и «бесхозной», то есть теряет цель и смысл своего существования.

Когда, как сейчас, резко меняются «идеалы и идолы» и в ее существо вносятся извне принципы ей чуждые, а Государство и Общество не способны сформулировать ответ на вопрос «кому и во имя чего служить?». В этих условиях пока еще очевидная политическая пассивность Армии должна расцениваться нашими политиками как «подвиг ее внутреннего миротворчества», хотя испытывать ее терпения не надо.

В этом плане нам представляются точными мысли выдающихся русских военных мыслителей времен эмиграции Н. Головина и А. Керсновского что «только моральный дух как «моральная упругость», то есть реализованное состояние превосходства в духе, не даст Армии и обществу впасть в «моральное оскудение» и разложение в связи с их «перенапряжением» войной. Поэтому поддержание «моральной упругости» армии и общества является одной из главных задач государства, а это во многом есть задача идеологии.

Кроме того, совершенно очевидно, что государственная идеология воинской службы может быть построена только на готовности Общества поддержать, а личного состава Армии вести справедливую войну с понятными всем - и офицерам, и личному составу, и Обществу - целями и задачами.

Высшей формой справедливой войны явились войны России в защиту своего Отечества, поэтому они и назывались Отечественными. Интересно, что Отечественная война 1812 года была первой и единственной войной, к которой Россия была готова и потому так блестяще ее выиграла.

Но самое главное заключалось в том, что к этой войне прежде всего готовилось Общество, которое и заставило готовиться к ней Государство и Армию. Именно поэтому война стала Отечественной, то есть всенародной.

Великая Отечественная война стала всенародной не потому, что так сказало неготовое к ней Государство, а потому, что Общество осознало, что надвигающаяся «неметчина» по масштабам угрозы более опасна, чем даже татаро-монгольское иго, и это вопрос цивилизационного выживания Отечества.

Таким образом, безусловно справедливая война - это война народа за свое выживание. Быть войне просто очередной «войной на наших рубежах» или Отечественной - решает Общество, а не Государство. Это зависит не от готовности Государства к войне, а от осознания справедливости и важности войны и готовности ее поддержать - населением страны.

Исторический опыт России убедительно доказывает, что войны на выживание не могут осуществляться и быть победоносными без огромных мобилизационных напряжений всей страны, а анализ развития современных внешнеполитических тенденций прямо говорит о том, что они (большие мобилизационные напряжения) могут России еще предстоять.

Читать далее

Армия как инструмент политики государства не может быть вне политики  
15 сентября 2010 г. в 08:30

Можно с печалью констатировать - в настоящее время у России нет: ни официальной национальной идеи, без которой все остальное бесцельно; ни государственной идеологии воинской службы, которая должна строиться на тех же константах, что и наша национальная идея и Стратегия развития (которой тоже пока еще нет), и без которой теряется ее смысл, а ее Армия не имеет собственной корпоративной этики, без которой она не может разумно существовать. Существенным недостатком в официальных сегодняшних подходах к государственному строительству, на наш взгляд, является декларация «ненужности государственной идеологии как таковой». Нам представляется, что это серьезная ошибка и непонимание существа проблемы.

Поэтому постараемся дать этому тезису свое обоснование.

В современной оценке, идеология - одна из организационных, регулятивных и контрольных систем, направляющих жизнь общества и человека, непосредственно связанная функционально с политической системой общества, политическим режимом государства, политической этикой. Идеология ближайшим образом связана с процессом сопоставления идеалов и конкретных задач, целей и возможностей, которые занимают в политике центральное место. Именно идеология указывает политике систему идеалов и ценностей, к которой та должна стремиться (процесс идеализации, то есть выбора целей, ориентации этого выбора).

Политика идеологична по самой своей сути, как стремление управлять, направлять, контролировать во имя определенной идеи, замысла, тех или иных интересов и целей. Армия, безусловно, инструмент политики и ее субъект, но при рассмотрении ее в этом качестве, на наш взгляд, представляется важным выявить ее суммарную функцию. Что делает Армия? При всей очевидной массе ответов на этот вопрос системный ответ выглядит так: Армия, обеспечивая безопасность, оказывает услугу, так как ее основная защитная функция может, на наш взгляд, категорироваться и в это понятие.

При этом основной философский аспект вопроса заключается в том, кому Армия оказывает эту услугу. Это представляется нам особенно важным в связи с тем, что Армия является абсолютным монополистом в области возможностей по применению насилия и безусловным монополистом в области возможностей по осуществлению вооруженных защитных функций.

В то время как российская политология и философия государственного строительства обходят эту проблему стороной, наши западные коллеги уделяют ей большое внимание. И вот почему. Если Армия оказывает услугу Государству, которое и является ее «клиентом», то есть служит ему, а значит и ответственна только перед ним, то ее роль и функции носят принципиально другой оттенок и смысл, чем в том случае, если Армия оказывает услугу Обществу, то есть служит ему и несет перед ним ответственность.

Понятно, что существует огромное диалектическое взаимопроникновение в этих двух смыслах, но по нашему мнению, их все равно необходимо различать не только с точки зрения методологии подхода к проблеме, сколько с точки зрения выводов из нее в области этики. Другими словами, как определяют законы логики, разные посылки дают разные выводы.

В целом все это имеет вполне конкретные значения.

Если в стране понятия Государство, Общество и Народ не совпадают в принципе, то Армия и солдаты есть только (как говорят, сказал однажды царь Павел I) "механизм, артикулом предусмотренный", как было не раз в мировой, да и в отечественной истории. Если Общество доросло до уровня "гражданского", то есть оно само формирует собственное государство под свои заявленные требования, то там солдат - "гражданин в форме", как, например, сейчас в Германии. Это значит, что и вся система, и дух военно-гражданских отношений в странах этих типов имеют принципиально другие значения.

Но Армия - это не часть общества, это государственно-организованная сила и особая профессиональная государственная корпорация, призванная в том числе и для того, чтобы, в случае необходимости, осуществлять насилие и над частью общества, но ее бытие протекает в системе военно-гражданских отношений.

Тем не менее в плане общего взаимодействия Армия и демократия в демократическом государстве сочетаются и связаны тем, что Армия должна выполнять приказы только легитимно и демократично сформированной государственной власти.

Понимание сказанного выше имеет огромное значение для нас именно сейчас, когда мы энергично проводим радикальную военную реформу, не вполне понимая еще, что мы хотим сделать и что иметь в ее результате.

Кроме того, существует жесткая логика и «правда жизни», обосновывающая необходимость государственной идеологии воинской службы.

Во-первых, такой базовый институт государства, как Армия, просто не может разумно функционировать, оставаясь вне рамок национальной политики и идеологии, так как не будет иметь ответа на вопрос, во имя чего служить, что защищать и во имя чего умирать - что и есть вопросы государственной идеологии. Кроме того, нам представляется очевидным, что только разделяемая обществом государственная идеология может создать одинаково ориентированную (государственно, патриотично и национально) армейскую и народную массы.

К этому вопросу хочу добавить еще один, на мой взгляд, очевидный, тезис: если плюрализм мнений и идей в обществе - это явный признак демократии, то плюрализм идей и мнений внутри государственных, особенно силовых, институтов - это явный признак государственной шизофрении. Мы это тоже уже проходили в период нашей «дикой демократизации» и продолжаем расхлебывать ее остатки по сей день.

Во-вторых, нам представляется очевидным тезис, что альтернативы воспитанию государством и обществом своего народа и своей Армии нет, а если это так, тогда законен вопрос: на чем и как их воспитывать? Ответ однозначен: воспитывать (в том числе) на национальной идее и через национальную идеологию, формируя новое мировоззрение россиян.

В-третьих, реальность такова, что сейчас практически не существует государств, не имеющих в той или иной форме государственных идеологий, будь это «Америка превыше всего», или «американская мечта», или «глобальная ответственность за судьбу мира», или «борьба за демократию и права человека» и так далее.

В-четвертых, нам представляется абсолютно очевидным, что в нашу «информационную» эпоху расширение знания и информации требует возрастания духа каждого человека.

Это значит, что мы обязаны иметь государственную идеологию, и только такую, которая бы обеспечила нам реализацию наших национальных интересов, возможность неантагонистического позитивного развития и покоилась бы на наших национальных ценностях и святынях. Но Армия в принципе не может быть успешной и престижной, если ценности государства и общества не совпадают. В свою очередь, ценности Общества только тогда становятся действенными, когда они сформулированы, заявлены и навязаны Государству в качестве его приоритетов и основ его функционирования.

Очевидно, что создание такой официальной государственной идеи и идеологии является одной из основных и насущных задач нашего Общества и Государства. Кроме того, мы считаем, что Армия как инструмент политики государства не может быть вне политики.

Но как говорил А. Волконский, «у Армии может быть только одна политическая программа - ее присяга». Добавим от себя, что эта присяга должна исчерпывающе обязывать Армию быть гарантом безопасности Отечества от всяких врагов, то есть от внешних и внутренних опасностей его стабильного развития, и быть гарантом его конституционного строя.

Читать далее

Надо заставлять власть меняться  
11 сентября 2010 г. в 08:30

(Выступление на заседании Московского клуба «Ценности нации и национальные интересы России» 22 июля 2010 года)

Я генерал-майор, вице-президент Коллегии военных экспертов РФ, один из руководителей всего кадетского движения России, то есть всех выпускников суворовских, нахимовских, кадетских корпусов. За 65 лет из стен этих училищ вышло более 100 000 выпускников. На уровне Москвы я руковожу рабочей группой по кадетскому образованию Общественной палаты. Кроме того, я один из трех председателей партии «За нашу Родину». Я ношу погоны с 10 лет, начиная с Суворовского училища, окончил училище имени Верховного Совета, Академию Генерального штаба, прошел по всем ступеням армейской лестницы - от кадета до генерала. Общевойсковой командир, воевал, ранен, награжден. В общем, как положено в армии.

И так сложилось, что я несколько лет был одним из работников Администрации президента, руководил Департаментом проблем вооруженных сил и военно-промышленного комплекса администрации президента Бориса Николаевича Ельцина и в этом качестве был автором всех военных доктрин, концепций безопасности, посланий по безопасности и массы законов, и т. д., и т. п.

Почему я об этом говорю подробно - есть спектр вопросов, которые сейчас стали очевидны и мимо которых наш круглый стол пройти не может. Как профессиональный военный, я вынужден, опираясь и на опыт, и на анализ ситуации, сделать самый печальный вывод: на наш взгляд, у России сейчас нет системных основ к развитию. Они отсутствуют.

К системным основам развития мы относим в первую очередь наличие утвержденных, декларированных и принятых нацией системных базовых исторических ценностей, построенной на их основе идеологии, скажем, государственной идеологии развития. Или национальной идеологии. На этой базе строится система приоритетов и интересов, которые образуют фундамент национальной стратегии развития как таковой. Эта стратегия определяет развитие страны на десятилетия, а то и века, и не разменивается на пятилетки или годы исполнения президентских полномочий. Но у нас такой стратегии нет, и вряд ли в обозримом будущем можно ждать ее появления.

Соответственно, налицо и проблема кадров, которая у всех давно на слуху. И в первую очередь - кадровая проблема управления государством и его отраслями. Уже который год мы имеем дело с явлением, которое называется «негативный кадровый отбор». Суть его ясна: на руководящие должности назначают бездарностей или проходимцев, которые зато полностью лояльны своему шефу. Этот принцип пронизывает всю систему управления сверху донизу.

Поэтому мы и имеем ситуацию, когда практически ни один «национальный проект» в России не идет. А все начатые - дают преимущественно отрицательные результаты. Эта ситуация не является секретом ни для кого, в том числе и для высшего руководства государством - поэтому мы все чаще слышим оттуда заявления, что «так дальше жить нельзя». Другое дело, что словами пока все и ограничивается, хотя слова все время новые: «развитие» заменяют словом «модернизация», модернизацию - словом «инновация», инновация - не знаю, словом «Сколково», например… В итоге создается ощущение, что просто никто не понимает существа тех слов, которые произносятся, и что за ними следует. Таким образом происходит профанация провозглашаемых идей.

По факту же мы имеем следующее: законодательная и исполнительная власти сами по себе слились в крепком объятии - сами делают законы, устанавливают себе пенсии и зарплаты, делят бюджеты в служебных интересах и совершенно самодостаточны. В такой системе народ власти нужен только как производитель бюджетных средств. Конечно, в такой ситуации каждое министерство и ведомство имеет собственную внутреннюю и внешнюю политику, которая зависит от предпочтений тех олигархических групп, которые с этим ведомством связаны.

Особенно страшно, что сейчас делается в сфере национальной безопасности, наиболее мне близкой по профессии. Самые правильные идеи реализуются так, что обороноспособность страны разрушается на глазах. Представляете, в училище имени Верховного совета, которое выпускает общевойсковых взводных командиров, командиров взводов, в этом году принято 10 человек, в Академию им. Фрунзе, обучающей офицеров среднего звена, вообще никто не принят. Впервые в истории остановлен набор в Рязанское училище ВДВ. Зато в Академию ФСБ принято 800 человек.

Суворовская военная школа, то есть суворовские военные училища, превращены непонятно во что. Там все офицеры уволены, военная составляющая изъята, ходить строевым шагом запрещено, все ходят в джинсах каких-то, уже нет оперативной дежурной охраны - все почему-то узбеки и киргизы там в этой охране и т. д. И это считается либерализацией нашей военной системы, мол, «как у них». В то же время в системе МВД создано 6 новых суворовских училищ, где все нормально, где есть военная составляющая, имеется профессиональная составляющая, есть криминалистика, офицеры преподают, все ходят строем.

Создается впечатление, что наша власть на международной арене обо всем договорилась и оттуда угроз не видит. Главная для нее угроза - собственный народ, гражданское общество. Поэтому национальная оборона дезорганизовывается, а органы внутренней безопасности и подавления разрастаются и совершенствуются.

Все это приводит нас к той мысли, что, если гражданское общество не скажет своего слова и не заставит власть или меняться, или делать так, как нужно Родине, как нужно нации, тогда мы просто обречены и наше историческое время практически истекло. Мы пытались много раз на разных уровнях доходить до этой власти, лично до президента, лично до премьер-министра, до других министров - но при всеобщем, казалось бы, понимании никто ничего не делает.

От гражданского общества и его передового эшелона, экспертного сообщества, должны идти эти импульсы изменения. Надо заставлять власть меняться. Мы сейчас говорим не о захвате власти, не об изменении власти, а о формировании той власти, которая будет отвечать национальным интересам. И это не только наше дело - это дело всех.

Читать далее

Министерство обороны нас просто боится  
4 сентября 2010 г. в 08:30

Сегодня, когда наша государственная власть не делает для своих граждан ничего хорошего, а только говорит о «светлом либеральном будущем» страны и реагирует только на открытые акции гражданского общества России, мы должны сделать особый упор в нашей работе на взаимодействие с его институтами, их патриотической частью.

Надо сказать прямо, в нашей борьбе за судьбу суворовской военной школы мы получили полную поддержку российской общественности. Наша бескомпромиссная борьба, явный и ясный патриотизм и государственность, наша активность, принципиальность и прямое открытое противостояние российским «гонтмахерам» в погонах и без - резко и однозначно повысили нашу популярность в стране и выдвинули Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет в число самых дееспособных, организованных и чистых общественных объединений России.

Сегодня с нами хотят сотрудничать и взаимодействовать многие десятки разных общественных объединений страны и в том числе и объединения, прямо отражающие официальные взгляды органов государственной власти. Наша борьба вызвала интерес к нам и средств массовой информации, что полномасштабно использовалось нами в нашей борьбе и будет использоваться в ней в дальнейшем.

Нам удалось значительно поднять авторитет кадетского движения России и непосредственно Московского Содружества в Москве и других регионах страны, в органах государственной власти Российской Федерации и в Министерстве обороны России, которое нас просто боится.

Сегодня о кадетском движении знает вся страна, органы государственной власти в центре и регионах, Администрация президента России, Правительство Российской Федерации, их руководители и институты гражданского общества, которые уже осознают важность нашего движения, его чистоту и актуальность для будущего России.

Московское суворовско-нахимовское содружество получило признание региональных объединений кадет России и Русского зарубежья в качестве одного из основных и боеспособных общественных объединений выпускников суворовских и нахимовских военных училищ, способных решать большие задачи развития кадетского движения России и в его интересах осуществлять крупные проекты федерального уровня.

Сегодня нам надо развивать наш успех во взаимодействии с институтами гражданского общества России и занять в нем свою кадетскую патриотическую нишу. Наша задача – заставить власть считаться с кадетами, а потом и помогать им.

Читать далее

Власть уничтожает нашу великую национальную суворовскую военную школу  
27 августа 2010 г. в 08:30

Правда жизни заключается в том, что в настоящее время власть уничтожает нашу великую национальную суворовскую военную школу, делая из суворовцев бойскаутов, из суворовских военных училищ – детские дома, а идею служения Отечеству с детства заменила на идею социального пакета.

Сегодня все суворовские военные училища, Нахимовское военно-морское училище и кадетские корпуса Министерства обороны Российской Федерации уже не являются военными. Из них удалена вся профессиональная военная составляющая, офицерский состав уволен, предметы военной подготовки из учебных планов удалены, строевая подготовка запрещена, распорядок дня имеет обычное гражданское расписание, вводятся гражданская форма одежды, свободный выход с территории училищ и система самоуправления учащихся.

Это значит, что уже с весны 2009 года наши Вооруженные силы перестали получать выпускников суворовской военной школы, обучение и воспитание которых специально предназначались для подготовки юношей с детства к службе на военном и гражданском поприще.

Этот процесс длился в течение двух последних лет, и мы, суворовцы-ветераны, вместе со всеми здравомыслящими патриотами России делали все от нас зависящее, чтобы этого не произошло, но все наши усилия к успеху не привели, и преступление против истории России и ее армии совершилось.

В течение 2008-2009 гг., а также с начала 2010 года суворовцы – выпускники всех суворовских военных и нахимовских военно-морских училищ Советского Союза и России всех выпусков, суворовцы – выдающиеся государственные и военные деятели страны, суворовцы – участники первого Парада Победы 24 июня 1945 года, крупнейшие общественные объединения ветеранов-суворовцев, объединяющие более 100 тыс. выпускников учреждений суворовской национальной военной школы, почти ежедневно обращались ко всем высшим органам государственной власти и лично к ее политическим лидерам только с одним своим пожеланием и просьбой – не допустить уничтожения суворовских училищ как военных учебных заведений и разрешить участие суворовцев, нахимовцев и кадет в Парадах Победы.

Ни президент РФ, ни его администрация вообще не ответили ничего и никому, как никому не ответил и министр обороны А.Сердюков. Отписки представителей военного ведомства о том, что суворовцы должны беречь свое здоровье, готовиться к ЕГЭ, хорошо учиться по новым программам и поэтому не могут участвовать в Парадах, есть не более чем жалкая уловка растерявшихся людей, стремящихся любой ценой оправдать преступные действия своего министра и молчание высших органов государственной власти.

Более того, это есть прямое оскорбление всех суворовцев, нахимовцев и кадет и предательство наших национальных исторических традиций. Это есть плевок в лицо ветеранам Великой войны, и даже попытка изменить ее историю, т. к. участие суворовцев и нахимовцев в военных парадах есть прямое свидетельство нашей Великой Победы и наше историческое национальное достояние.

В целом складывается следующая картина:

· Русская православная церковь в лице одного из своих иерархов высказала надежду на то, что «реформирование суворовских училищ в России не заденет их лучших традиций – воспитания в будущих офицерах высокого морального духа, доблести и самопожертвования»; отметила важность того, чтобы «с самых юных лет входить в воинское братство, участвовать в военных мероприятиях, в т. ч. парадах, бывать на военных учениях, в воинских частях»; выразила надежду, что «из учебного процесса в кадетских корпусах и суворовских училищах не будет исключено то, что всегда составляло в них основу образования, – военно-патриотическое воспитание, подготовка человека к реальному воинскому служению, т. е. к самопожертвованию, к готовности нести тяготы армейской жизни, положить здоровье и даже жизнь для защиты Отечества», притом, что «все эти элементы воспитания будущих воинов будут не только сохранены, но и развиты»;

· Общественная Палата России провела специальные слушания по этому вопросу, полностью поддержала ветеранов-суворовцев и обратилась к президенту с соответствующими рекомендациями;

· Совет Безопасности России представил президенту РФ согласованное с его администрацией мнение, в котором рекомендовал «участие батальонов суворовцев и нахимовцев в юбилейных парадах Победы»;

· Лидеры основных политических партий также обращались к нему с такой же просьбой и рекомендациями;

· Председатель Совета Федерации Сергей Миронов открыто выступил со статьей в СМИ и прямо поддержал суворовцев и нахимовцев России;

· Государственно-патриотический клуб «Единой России» провел специальные слушания по теме «Нужны ли России суворовские училища», поддержал суворовцев и нахимовцев, принял обращение к президенту страны, собрал и передал в его администрацию 7500 подписей за сохранение суворовской военной школы и участие суворовцев в Парадах Победы;

· Многие средства массовой информации страны выступали в поддержку суворовцев России и публиковали соответствующие материалы;

· К президенту лично обращаются сотни ветеранов и крупнейшие ветеранские объединения суворовцев – это значит, что российское общество хочет и требует сбережения СВУ как военной школы и участия суворовцев в Параде Победы. В начале марта московский суворовец Игорь Сергеевич Иванов написал президенту России личное письмо с просьбой сберечь СВУ как школу подготовки руководящих кадров страны – безрезультатно. В середине марта наш великий кинорежиссер Никита Сергеевич Михалков лично передал председателю правительства России В.В. Путину мое письмо и обсуждал с ним нашу суворовскую тему – все, несмотря на возмущение Путина, оказалось безрезультатным, и эта трагедия совершилась.

Сегодня можно констатировать сам факт уничтожения суворовской военной школы именно как военной школы и ее перепрофилирование в систему социального пакета военных детских домов. Тем не менее, считаю важным заявить следующее: эта национальная трагедия является не нашим поражением, а бесспорной стратегической ошибкой высшего политического и военного руководства страны.

Нам не в чем себя упрекать, т. к. мы сделали все, что могли.

Читать далее

Главные достижения суворовцев, нахимовцев и кадет современной России  
21 августа 2010 г. в 08:30

На наш взгляд, они таковы.

Первое. Нам удалось сохранить армейский стержень кадетского движения России в целом, не допустить его превращения в очередной проект спецслужб или карманную, ручную организацию в интересах отдельных политиканов и сберечь чистоту исторических принципов и традиций кадет России.

Второе. Нам удалось создать кадетское движение России как организованное сообщество региональных объединений кадет.

Разрозненные объединения кадет страны, не связанные единой организацией и целями деятельности, нам удалось связать вновь созданной теорией кадетского движения, т. е. его идеологией («Декларация о принципах деятельности объединений кадет России»

, его стратегией, уже писаными основами его истории и организационно объединить их в Общероссийский Союз кадетских объединений «Открытое Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет России».

Третье. С Вашей помощью и при прямом и непосредственном участии Русских кадет зарубежья нам удалось стать основателями системы кадетского образования в России, и сегодня созданные нами I Московский Дмитрия Донского кадетский корпус и кадетские классы развились в более чем 100 кадетских корпусов и тысячи кадетских классов в России.

Четвертое. Московское Содружество оказалось практически единственным объединением кадет, которое смогло возглавить и честью нести борьбу за сохранение суворовской военной школы.

Пятое. Нам удалось войти в содружество Русских кадет зарубежья и стать его полноправными приемниками.

Шестое. Нам удалось создать новые традиции взаимодействия объединений кадет и передачи преемственности этих традиций, а также разработать основные атрибуты символики и системы кадетских наград кадетского движения России, создать основы его информационной компоненты, т. е. печатные и электронные издания и сайты.

Седьмое. Нам удалось закрепиться в качестве самостоятельного субъекта гражданского общества России и занять в нем свою уникальную государственно-патриотическую нишу.

Читать далее

Институт прямого народовластия России необходим, иначе просто гибель  
14 августа 2010 г. в 08:30

России нужен другой Национальный проект, который был бы признан всей нацией и объединил ее Общим делом собственного выживания и развития. И такой новый национальный проект появился, он называется «Наша Россия», его представляет народу политическая партия «За нашу Родину», одним из трех председателей которой является Ваш покорный слуга.

Этот проект включает в себя Национальную стратегию развития и безопасности России до 2050 года и идею Народного собора как института прямого народовластия в стране.

Национальная стратегия России основана на ее национальных исторических ценностях, в ней четко определенны цели и приоритеты нашего бытия. Эта стратегия базируется на двух абсолютных стратегических целях и императивах своего существования.


Во-первых, главным приоритетом национального бытия является жизнь ее людей, которая должна быть достойной.


Во-вторых, Россия должна быть вечной успешной великой державой и особой цивилизацией в настоящей и во всей будущей истории Человечества.

Мы считаем, что ни существующая власть, ни существующая политическая система не способны эти задачи ни сформулировать, ни решить. Вот почему для реализации этой стратегии нужно создавать новую политическую систему.

Очевидно, что граждане страны, устав от всего происходящего, хотят, чтобы Россия, наконец, получила иной - конструктивный и великодержавный вектор национального развития, а власть целеустремленно работала бы на улучшение жизни народа, а не целеустремленно ухудшала ее.

К этому есть прямые конституционные предпосылки - 3-я статья Конституции четко говорит о том, что вся полнота власти в РФ принадлежит народу, однако она не предусматривает никакого механизма прямого народовластия, кроме участия в референдумах, что по сегодняшнему законодательству труднодостижимо.

Но институт прямого народовластия России необходим, иначе просто гибель, так как ее историческое время бездарно разбазаривается, цивилизационная, культурная и социальная ткань ее матрицы истончается и рвется.

Нам представляется, что для этого нужно уйти от скомпрометировавшей себя партийной системы партий-клиентелл и созвать Народный Собор России, разработать и принять Национальную стратегию (на основе региональных наказов), которая станет императивом для действующей власти, при этом верховная власть в стране должна принадлежать самому народу.

Народ должен получить право прямо представлять свои интересы в верховной власти, также нужно придать новый облик исполнительной (управительной) власти, и, конечно, на негосударственном (муниципальном) уровне также нужно выстраивать новую систему властной ответственности.

Мы считаем, что только тогда Россия и ее власть будут работать для реализации нашей собственной Национальной стратегии, а не реализовывать планы наших геополитических противников.

Читать далее

Сегодня на Россию тихо наползает «новый сталинизм», необходимый нашим либералам  
7 августа 2010 г. в 08:30

Самой тревожной и опасной тенденцией современного развития России является возрождение «сталинизма». Правда жизни заключается в том, что сегодня Сталин и «сталинизм» стал востребован и нужен как народам страны, так и власть предержащим. Народам России он нужен как символ порядка и твердого управления страной в интересах нации и ее развития в интересах всех. Власть предержащим он необходим как стиль и метод управления нацией путем тотальной несвободы, политического террора и всеобщего страха, для закрепления себя во власти безальтернативно и вечно. Представляется очевидным, что народ в этих упованиях «на Сталина» заблуждается и будет еще раз жестоко наказан историей, так как «сталинизма» как метода руководства, приведшего к развитию и даже «победе любой ценой», уже нет и не будет.

Это исторически обусловлено тем, что:

во-первых, нет Сталина или хотя бы равного ему по уровню национального организатора, который не воровал бы сам и не давал воровать никому;

во-вторых, нет той колоссальной общественной собственности, за сохранение и развитие которой несло ответственность государство и которая всегда могла быть планово и централизованно использована в интересах нации, - она разворована властью;

в-третьих, быстрыми темпами устраняются социальные обязанности самого государства перед нацией, ответственность его низших институтов перед высшими и высших перед нацией, а также ликвидирована любая личная ответственность чиновников за качество и последствия принимаемых решений и за состояние дел в отрасли, регионе и стране.

Поэтому:

с одной стороны, мы видим заботу власти о ветеранах Великой войны, которые самим фактом своей жизни напоминают нации о Победе как главном событии в истории России, и что оценивается народом с одобрением, но при этом не видим, что наше национальное достояние - Суворовская военная школа целенаправленно уничтожается, наша национальная военная традиция Парадов Победы унижается уже тем, что суворовцев просто, подло и молча не пустили на парад; то, что теперь будут праздноваться только юбилейные парады, хотя до следующего юбилея Победы практически никто из ветеранов Великой войны не доживет;

с другой стороны, мы не можем не замечать постоянных усилий всякого рода «гонтмахеров» по дискредитации Победы бесконечным промыванием мозгов нации темой «ее цены», новыми тезисами о том, что народ «устал от темы войны и победы в ней», что у «нормальной нации должно быть что-то еще, чем она бы гордилась», и так далее;

с третьей стороны, мы постоянно видим и слышим целенаправленную кампанию по дискредитации всех тех, кто еще осмеливается назвать наших национальных уродов их точным именем – «уроды».

Почему же пафос этой реплики направлен против наших либералов? А потому, что, однажды уничтожив СССР и разорив Россию, они все еще не угомонились, не насытились ее достоянием и открыто готовят свой новый «либеральный реванш», поскольку ими «поделено еще не все», а это уже и есть их война против нации.

Но война может сказаться народным бунтом, так как либералы довели государство до того, что в нем сегодня нет ни одного дееспособного государственного института, который работал бы на сохранение нации и ее развитие, а не занимался личным обогащением своего руководства. Кто будет защищать народ и Родину, если Армии уже нет, милиция в кризисе, служба безопасности гоняет компромат и смотрит за собственностью своих бонз, руководящие кадры подбираются ущербными и неспособными, но лояльными и замаранными сразу (для облегчения управляемости процесса управления собственностью бывшей великой державы), а в здравоохранении, образовании и СМИ одни «гонтмахеры»?

Самым страшным является то, что под фанфары Победы и визг либеральной стаи по любому делу и слову, связанным со словом «патриотизм», наша либеральная власть кует для России «новый сталинизм». Этот процесс стал наблюдаемым даже невооруженным глазом, так как наглость наших либералов уже перешла все границы, сегодня они хотят:

сделать все социальные услуги государства, то есть все здравоохранение и все образование, платными;

государственные институты - экономически прибыльными;

цену на газ для населения сделать «как в Европе»;

все социальные льготы государственных служащих - убрать;

а чтобы народ «не наглел», тихо принять закон об увеличении полномочий ФСБ, о том, что «любое требование работника спецслужбы необходимо выполнять без исключения всем, немедленно и молча, а если что не так, то ответ - по закону и в соответствии с революционной целесообразностью»;

поэтому армия делается небоеспособной, а силы внутренних войск и милиции растут.

Наверное, скоро мы начнем подозревать, что уже есть новая 58-я статья и тогда вспомним фильм Никиты Михалкова «Предстояние», как с началом войны всех политических заключенных загнали в один барак и уничтожили из пулеметов по причине «осложнения оперативной обстановки», а спасение политзаключенного от смерти приходит только с его переводом из категории «политического» в категорию «социально близкие власти», то есть к уголовникам.

Все ли сегодня помнят, чем это кончилось в 1937 году(?), и почему мы проиграли весь начальный период войны(?), и почему мы победили ценой «наших неисчислимых сил»(?). Напомню, что это произошло по причине сознательного и планового насаждения «сталинизмом» национального страха как главной технологии управления страной и путем уничтожения нации, когда в первую очередь и показательно уничтожались самые лучшие и стойкие ее представители.

Так, сегодня на Россию тихо наползает «новый сталинизм», необходимый нашим либералам для подавления в зародыше любых протестных проявлений народа, уничтожения всей и любой оппозиции, недопущения формирования активного гражданского общества, недопущения бунта или его превентивного уничтожения с целью обеспечения их собственной вечности у власти.

Читать далее