Пример применения стратегии «организованного хаоса» на уровне государства  
21 мая 2010 г. в 08:30

Детальный анализ развития ситуации на территории бывшей Югославии - от первоначальных попыток ее «замирения» до прямой агрессии НАТО, «сдачи» Милошевича и суда над ним, позволяет достаточно полно выявить присутствующую в этих событиях методологию реализации технологии «организованного хаоса» («управляемого кризиса»

, применяемую Западом (США) для решения своих стратегических задач в регионе.

Технология «организованного хаоса» регионального уровня, а также уровня внутригосударственных (этнических и религиозных) конфликтов включает в себя:

- объединение разрозненных политических сил, выступающих против существующего легитимного правительства; создание объединенного руководства оппозицией и поиск (назначение) лояльного национально лидера (их группы);

- разработку выгодной для субъекта управления (агрессора) системы корпоративных взглядов на будущее страны; формирование стратегических, оперативных и тактических целей оппозиции;

- разработку программы, обосновывающей деятельность оппозиции и обещающей населению «осваиваемой» страны улучшение условий жизни после свержения существующего правительства;

- разработку организационных и оперативных методов работы оппозиции;

- перевод «оппозиции» в активное «сопротивление» и прямое руководство этим процессом; подрыв уверенности лидеров государства в своих силах и в лояльности (преданности) силовых структур государственному руководству; завоевание поддержки ведущих и референтных (влиятельных и популярных в народе) групп;

- расширение международной поддержки оппозиции при одновременной изоляции существующего легитимного правительства от дипломатической, экономической и особенно от военной помощи других государств;

- запугивание или «перекупку» руководящих элит возможных зарубежных союзников;

- открытую подготовку к военной агрессии;

- открытую дестабилизацию обстановки в стране, поощрение мародерства, терроризма, убийство популярных людей, провокация кровавых межэтнических столкновений, организация голода, остановка работы транспорта и банков и так далее с целью посеять панику среди населения страны и усилить его недоверие к существующей государственной власти;

- организацию смены власти путем военного мятежа, «демократических выборов» или другим путем; поддержание в государстве противоречий с целью недопущения стабилизации обстановки и утраты контроля над действиями марионеточного руководства; при необходимости - проведение прямого военного вмешательства и переход к оккупационному управлению государством.

Таким образом, отработанная в Югославии технология «организованного хаоса» доказала свою эффективность и может быть успешно применена теперь практически к любому государству мира, деятельность которого по тем или иным причинам не устраивает западных «политтехнологов».

Читать далее

Перерождение национальных элит начинается с перерождения национальных лидеров  
15 мая 2010 г. в 08:30

Относительно методологии перерождения цивилизации, страны и государства как собственно метасистем замечу, что проведенные исследования показывают, что именно здесь решаются задачи изменения существа и перерождения самих этих систем, чем достигается эффект раскола общества, криминализации государства и самой государственности. Во всякой метасистеме есть несколько подсистем, важнейшими из которых являются системы управления, обеспечения, исполнения и коррекции (хотя последние две можно рассматривать в качестве подсистем системы управления).

Система управления, под которой подразумевается высший уровень государственного управления, это президент страны, его администрация и президентская вертикаль федеральной власти. Эта система должна формировать цели, определять ориентиры, приоритеты, критерии и стратегии развития, разрабатывать основы идеологии государства и базовые алгоритмы его функционирования. Практически это штаб государства и его мозг.

Система обеспечения - это все то, что принято называть народным хозяйством, а также ее подсистемы (контуры), связанные с социальной сферой государства (культурой, образованием, здравоохранением, социальным обеспечением, сферой публичной политики и так далее).

Система исполнения - это вертикаль и структуры исполнительной власти от правительства до муниципалитета. Вся оперативная работа по планированию (проектированию) и реализации конкретных задач и этапов развития.

Система корректировки - это силовые структуры государства, обеспечивающие его безопасность, и прежде всего Армия.

Применяемые технологии предусматривают их разбалансировку или перерождение. Важнейшим методом внедрения технологии «организованного хаоса» и предтечей ее эффективности является снятие у нации и ее элит знания и ощущения ведущейся против страны войны.

Хаотизацию системы высшего управления предусматривается осуществлять: путем изменения приоритетов государственного целеполагания; депрофессионализацией и недееспособностью ее аппаратов; созданием атмосферы полной бесконтрольности и личной безответственности ее членов, а также возможностью любого, с их стороны, произвола относительно любых граждан и структур государства. Абсолютная власть развращает абсолютно, а очевидная временность сегодняшней властной «вседозволенности» делает ее участников ненасытными преступниками.

Хаотизацию системы исполнения предполагается достичь теми же методами на всех уровнях, но кроме них, могут также применяться методы подмены исполнения национальных целей и задач, обсуждением и выполнением функциональных задач всех ветвей власти. Втягиванием всех структур (через подручные СМИ и «прикормленных специалистов»

в бесконечность обсуждений проблем самой власти, всего населения страны, достигается полная неразбериха в головах населения и непонимание им того, чем действительно должна заниматься власть и что население может и обязано от нее требовать. Следует отметить, что таким образом в государстве создается атмосфера полного отчуждение населения от власти, так как «правды и управы найти нельзя нигде».

Технология хаотизации системы обеспечения предполагает:

в экономике - изгнание из основных ее отраслей обязательной социальной составляющей, а также создание обстановки, в которой национальное развитие является невыгодным, а честный производительный труд невозможным и непрестижным делом;

в социальной сфере - недоступность основных конституционно гарантированных прав для абсолютного большинства населения государства;

в сфере культуры - насильственную «вестернизацию» и изменение (слом) национальных святынь, ценностей и исторических корней, уничтожение самобытности и насильственное внедрение (в формах психологической войны) ценностей индивидуального выживания и культивирование их примата над ценностями коллективного существования;

в сфере публичной политики - полное размывание всего политического спектра, невозможность появления новых ярких политических лидеров, явная (в прямом смысле) продажность и зависимость от власти всех официально существующих политических сил в стране, невозможность организации нормального политического процесса и так далее.

Хаотизация общественной жизни может использоваться в качестве внутренней и внешней отдушины или парового клапана системы при ее, скажем, «пассионарном перегреве». Так, например, США «выпускают» общее недовольство своими претензиями на абсолютную власть над миром через «организованный хаос» антиглобалистов и «зеленых», а государства Европы, выпускают свой внутренний пар через футбольных фанатов, скинхедов, националистов и так далее, организуя и финансируя их деятельность.

Проведенные исследования показывают, что кроме задач «выпускания пара», эти технологии решают еще одну, античеловечную по своему замыслу, задачу - они делают население и особенно молодежь изначально неспособным к любым формам социальной мобилизации, от добросовестной работы на предприятии до добросовестной службы в армии.

Хаотизация системы корректировки может достигаться прямым сращиванием силовых структур с организованной преступностью, преступной государственной кадровой политикой (выдвижением лояльных бездарей), полным идеологическим развратом самих органов безопасности и правопорядка, а также нежеланием власти реформировать силовые структуры государства и установить над ними дееспособный гражданский контроль.

В целом анализ современного состояния России, где сегодня нет «ни новых слов, ни идей, ни людей», а все существующее оценивается населением как дурной спектакль, показывает, что все происходящее в стране есть результат, с одной стороны, применения к нам современных технологий «войны в условиях мира», а с другой - практически полной бездеятельности наших государственных, социальных и иных цивилизационных структур.

Основным средством достижения успеха технологий «войны в условиях мира», ведущейся в современных условиях против России, являются наши национальные руководящие элиты, а методом - их перерождение.

Перерождение национальных элит начинается с перерождения национальных лидеров. Это перерождение осуществляется всегда одними и теми же приемами: официальными почестями и международным признанием; гарантией личной (и семьи) безопасности и безопасности вкладов и собственности за рубежом; вводом «искушаемого» в суперэлитные «клубы избранных»; постоянным напоминанием «нетленности его личного вклада в историю»; убеждением его в том, что на этом уровне национальные интересы державы уже не главное, так как его предназначение - «участвовать в повелевании миром» и так далее.

В свою очередь, перерожденные национальные лидеры приводят к власти людей, лично им преданных и способных ради близости «к телу», своей карьеры и персонального богатства на любое преступление против государства и общества. Именно этим обеспечивается преемственность перерожденной власти, полная безопасность и комфортное бытие ее «ветеранов».

Более того, в стране ведется подготовка молодежи, то есть будущих руководящих кадров, которым уже со школьной скамьи внушается мысль о «вредности человеческого (любого социального) фактора для организации эффективного производства и прибыльности высокоорганизованных производств», чем намеренно искажается главная цель экономики как подсистемы обеспечения жизни людей.

Поскольку эта политика проводится одновременно во всех основных системах государства (в том числе и в структурах безопасности, правопорядка и Армии), то скоро начинает работать негативный кадровый отбор (то есть когда худшие подбирают и выдвигают худших), ситуация приобретает настолько необратимый характер, что нравственность становится признаком ущербности, а в стране формируется полностью криминальная государственность.

Современный российский философ Александр Панарин так резюмирует итоги такого «подбора и расстановки кадров»: «Чем более отвергаемой и ненавистной для собственного народа является данная элита, тем сильнее ее зависимость от внешних покровителей и тем на большие уступки им она готова. Закон глобальной «отстраненности» от местных интересов в корне меняет и привычные горизонты внутренней политики. Классическая картина рисует нам действия элит, так или иначе связанных со своим народом, зависящим от него и учитывающих его запросы. С этой точки зрения социальная политика нынешней элиты кажется театром абсурда».

Проведенные исследования наглядно показывают, что именно отсюда, то есть от перерождения национальных элит, и от перерождения генетики государствообразующих и управляющих систем и является все то, что мы имеем сегодня в стране.

Читать далее

Главным объектом атаки является национальная культура  
11 мая 2010 г. в 08:30
Что касается стратегии «организованного хаоса», то следует отметить, что США, реализуя собственный геополитический проект под лозунгом «Американская мечта всем», с помощью политических, экономических, информационных и культурологических технологий, практически уже близки к завершению создания единой финансовой, информационной и силовой сферы.

Сейчас, наряду с реализацией задачи подавления последних очагов национального сопротивления, они инициировали и внедряют в мир свои главные операционные средства:
во-первых, превращают отношения купли-продажи во всеохватывающую и тотальную систему и единственную мировую базовую ценность;
во-вторых, осуществляют дистанционирование местных элит от собственного народа и подчинение их мировой финансовой власти;
в-третьих, они постфактум дезавуируют права народов, в том числе их право выступать в качестве полноправного политического суверена и в качестве единственного легитимного источника власти.

Проведенные исследования позволяют сделать вывод о том, что в рамках этой общей стратегии наиболее «удачной» и эффективной технологией войны относительно России является системная стратегия «организованного хаоса 1». Следует отметить, что хаос, опасность и воля случайности являются естественными состояниями, атрибутами и особенностью любой войны. Стратегия «организованного хаоса 2» является системной стратегией войны, приводящей к утрате способности и воли нации к сопротивлению агрессору.

Стратегия «организованного хаоса» применима к «осваиваемым» объектам разного уровня. Она эффективна как относительно государств, так и относительно держав и цивилизаций. Обоснованность данного вывода можно подтвердить следующими примерами.
Применение стратегии «организованного хаоса» к державам и цивилизациям (примерно равным по силам и возможностям геополитическим игрокам).

Основным содержанием этой стратегии в данном случае может являться внесение деструктивных помех в бытие объекта применения как организованной общности и системы исторически сложившихся отношений (в систему управления и власти) и его последующая дезинтеграция. Или наиболее продвинутый вид данной технологии - перерождение элементов системы и ее подсистем путем изменения смысла и знака их функционирования. Цель - лишить противника не только воли к сопротивлению, но и ментально переродить его, с тем чтобы он воспринимал свою новую роль «осваиваемого пространства и ресурса» с радостью и энтузиазмом.

Все это достигается путем тотальной дестабилизации и деструктуризации национального бытия, превращения нации в «первичный бульон атомизированных индивидуумов», готовых «ради успеха» на любые действия, то есть в полностью подконтрольную и позитивно настроенную к оккупации массу.

Для реализации этого предусматривается решить три основные задачи:
первая - внести изменения в структуру, приоритеты и шкалу базовых национальных ценностей;
вторая - обеспечить «распад связи времен», то есть сделать очевидным разрыв поколений;
третья - сделать жизнь в стране невыносимой, одновременно соблазняя ее население набором «ценностей иноземного быта», якобы доступных при другом политическом режиме.

Относительно технологий изменения систем (подсистем) в таких метасистемах, как «цивилизация», «страна» и «государство», следует отметить, что решение таких задач, как внесение изменений и перерождение системы базовых национальных ценностей; распад связи времен; снятие мотивации нации к сопротивлению и лишение нации исторической памяти, касающихся прежде всего сферы культуры и исторической национальной традиции бытия, происходит в парадигме перерождения национальной культуры и радикального изменения образа жизни нации. Это значит, что главным объектом атаки в данном случае является национальная культура и само национальное сознание «осваиваемого» народа.

Данное направление воздействия и методология его применения являются самыми изуверскими во всем спектре технологий и новейших операционных средств войны, поскольку стиранию и перерождению подлежит как раз все то, что и делает нацию именно этой нацией, народ - этим народом, а цивилизацию (эту особую и высшую форму человеческой общности) - цивилизацией.

Основной технологией изменения знака национальной культуры является придание всем явлениям жизни и культуры товарной (отчуждаемой, меновой) формы, что приводит к превращению всех былых национальных святынь и ценностей в прозаический товар.

Читать далее

Военная доктрина великой державы не может быть политкорректной  
26 апреля 2010 г. в 08:30

Мне довелось участвовать в разработке практически всех действующих до сих пор основополагающих документов в области национальной безопасности России и ее военной сферы. Поэтому я четко представляю себе, как каким должен быть этот документ и как его необходимо разрабатывать. В этой связи позволю себе сформулировать ряд констатаций и тезисов, которые, на наш взгляд, могут быть или даже должны стать некими основами внутреннего руководства при разработке такого документа стратегического уровня, как Военная доктрина великой державы.

1) Военная доктрина должна рассматривать вопросы войны в широком понимании «войны» как социального явления, а не в смысле только вооруженной борьбы, которая сама является только формой войны или ее частью.

2) Военная доктрина Российской Федерации должна обнимать всю сферу национальной ее обороны, а не только ее вооруженную часть, и касаться системы национальной безопасности страны в целом.

Потребность государства в разработке новой Национальной стратегии и Военной доктрины актуализируется при смене господствующей парадигмы бытия и развития, связанной с достижением государством качественно нового состояния своего национального бытия.

3) Военная доктрина великой державы не может быть политкорректной, она должна отражать правду жизни и прямо говорить о наших национальных интересах и способах, которыми мы будем их достигать. Все, что действительно необязательно говорить открыто, должно содержаться в специальных приложениях, имеющих соответствующий гриф секретности.

4) Военная доктрина России не должна иметь «ответный характер» на стратегии или аналогичные документы США и НАТО.

Нам следует жить своим умом и решать задачи собственной безопасности и применительно к нашим условиям, но их подходы и опыт мы использовать обязаны.

Например, заслуживает внимания американская градация национальной, военно-политической и собственно военной безопасности:

* Стратегию национальной безопасности США утверждает президент;

* Национальную оборонную стратегию – министр обороны;
* Национальную военную стратегию подготавливает председатель Объединенного Комитета начальников штабов вооруженных сил;
* Основную часть работы, кроме соответствующих ведомств, производят аппараты Совета национальной безопасности и Государственного департамента США, а также – по их заказу – независимые и корпоративные научно-экспертные структуры страны, которые ведут эту работу в постоянном и плановом режиме, получая за нее огромные деньги.

К сожалению, в России эта огромная и важнейшая для судьбы нации работа по-прежнему является бесплатной, а значит факультативной и безответственной.

5) Военная доктрина не может быть продуктом межведомственных согласований, она должна быть итогом колоссальной работы и творчества талантливых и ответственных людей.

Читать далее

Россия стала стратегически неинтересной миру  
18 апреля 2010 г. в 08:30

Наш большой собственный опыт такой работы показал, что практики разработки документов стратегического характера в СССР и России не было, и что национальная система такой работы ее сложилась. Сегодня это неумение задать вопрос, сформулировать мысль, грамотно ее изложить хорошим и понятным русским языком, а, тем более, способность нести личную ответственность за это – стало не только камнем преткновения нашего развития, но и нашей национальной трагедией.

Сегодня, к сожалению, в сфере стратегии нет ни новых слов, ни новых идей, ни новых людей, а без этого великая держава жить не может и сегодня, очевидно гибнет. Поскольку в эту виртуальную национальную игру - «новая военная доктрина» бесконечно и больше играть нельзя, мы еще раз попытаемся изложить тезисы о ее общей теории. Нам представляется, что авторы и разработчики будущих национальных доктрин и стратегий просто должны знать эти азы стратегической грамоты.

Тематика и проблема военной доктрины в России – вопрос не новый. Он возникает именно тогда, когда Россия переходит в свое новое качество и пребывает в поиске новой национальной стратегии, а армия – в поисках адекватного складывающейся ситуации предназначения, а значит, другой структуры, численности и в целом своего иного качества и соответствующей ему эффективности. К сожалению, необходимо сознаться, что до сих пор эта важнейшая общероссийская задача не находила ни необходимого содержания, ни надлежащего оформления. Следовательно, не реализовывалась в практике государственного и национального военного строительства, не нашла она своего отражения и в новой военной доктрине.

Каждый раз, когда изменения условий национального бытия радикальны и общая ситуация неясна, когда старые ориентиры и критерии негодны, а прежние решения скомпрометированы, другими словами, когда куда, как и с кем идти неизвестно, а идти необходимо, – нация и государство обязаны выработать новые решения, критерии их оценки и направление движения. Именно для этого России и нужны ее Национальная стратегия безопасности и развития и Военная доктрина.

Сегодня Россия вступила в качественно новый этап своей истории и вместе с миром претерпевает кардинальные изменения во внутренней и внешней сферах своего национального бытия.

Особенности внутренней ситуации в России состоят в том, что наступил очевидный крах либеральной модели управления страной, которую, в любых ее проявлениях, не приемлет народ, но за которую упорно держится вся существующая власть. Она реанимирует «великий либеральный миф», в том числе, попытками создать культ великих реформаторов Собчака и Гайдара, как отцов основателей «новой демократической России» и ее современных руководителей, притом, что все либеральные национальные проекты, инициативы и реформы неизбежно заканчиваются одинаково - воровством, коррупцией и обнищанием масс.

В то же время государственнический путь развития не найден, а его приверженцы в национальном политическом истеблишменте отошли от него лично и ничего не предлагают для его победы, или же играют на поле «демократических политтехнологий», в заведомо проигранную для нации игру. Вследствие всего этого в стране нарастает анархия, функции управления государством утрачиваются, идет поголовное засилье непрофессионалов во всех органах государственной власти всех уровней, включая силовую сферу государства, канва суверенной государственности России истончается, а социальное напряжение растет.

Изменения во внешней ситуации заключаются в том, что Россия, не обладающая реальной силой (наше временная ядерная соотносительность с США не в счет, так как ядерное оружие может только до поры что-то политически сдерживать, но ничего не может сделать реального ни в одном существующем вооруженном конфликте) и собственной Национальной стратегией, стала стратегически неинтересной миру:

- для США она есть только предполье в будущей войны с Китаем за мировое лидерство, притом, что все остатки советского могущества Россия успешно уничтожает сама, достаточно проанализировать работу Хилари Клинтон по новому «ядерному» договору;

- для Китая Россия есть его стратегический тыл, притом, что «все свое» в Сибири и Дальнем Востоке страны он уже почти и тихо забрал, и теперь мы ждем приезда будущего лидера Китая Си Цзиньпина, который приедет в Москву, для того, чтобы официально «принять» наше национальное достояние.

Тем не менее, сегодня народы России хотят не выживать, а жить достойной жизнью, что возможно лишь в состоянии безопасности, а именно этот стратегический продукт и вырабатывает военная организация государства. Следовательно, надлежит развитие национальной обороны страны сделать разумно необходимым, а ее национальную безопасность – безусловно достаточной, сохраняя при этом возможности как для развития страны, так и для наращивания военных возможностей государства и немедленного маневра ими.

Россия обязана стать сильной.

Подобное радикальное изменение внешней геостратегической ситуации требует формирования новых целей и задач России во внешней и внутренней сферах. Необходимы также принципиально иное решения вопросов силового обеспечения ее внешнего суверенитета, а так же геополитических и геоэкономических устремлений. Разумеется, все эти вопросы должны быть отражены в новой Военной доктрине России.

Читать далее

Современная война - как радиация: о ней все знают, но ее никто не чувствует  
11 апреля 2010 г. в 08:30

Самой главной ошибкой в понятийном аппарате разработчиков новой военной доктрины РФ, на наш взгляд, является ошибочное сведение понятия «войны» до частного случая «военных конфликтов». В то же время общая теория войны рассматривает войну как социальный процесс, характеризующийся целенаправленной борьбой субъектов геополитики за их утверждение в новой роли и статусе (или за подтверждение старых) и за возможность формирования ими новой картины мира, последующего управления ею и единоличного использования стратегических эффектов победы в войне. Цель войны – не уничтожение противника, а силовое перераспределение ролевых функций государств. Собственно вооруженная борьба – только крайняя и открыто насильственная форма войны. Война всегда заканчивается не миром, а победой одной из сторон, в то время как военный конфликт может быть урегулирован, то есть «снят», так как победа в нем необязательна».

Современная война как радиация: о ней все знают, и все боятся ее; но ее никто не чувствует, она не видна и не осязаема, ее как бы практически нет; но война идет, так как люди гибнут, государства рушатся и народы исчезают.

Из истории человечества известно, что в первую очередь исчезают именно те государства и народы, которые, даже погибая, упорно не замечают или не хотят замечать ведущейся против них войны. Именно так погиб СССР, именно такая угроза все еще нависает над Россией, и именно нежелание наших национальных элит видеть очевидное и делает Россию практически беззащитной перед совершающейся против ее существования агрессией наших геополитических соперников. Но именно в этом суть тех самых современных «сетецентричных войн», которые успешно ведут против всего мира и России наши западные геополитические оппоненты.

Другими словами, и в этом новом документе наш Генеральный штаб в очередной раз побоялся дать трактовку самому базовому понятию «война», которое в нашей политической и военной практике до сих пор толкуется исключительно как вооруженная борьба. Это приводит к тому, что военная доктрина приобретает вид ведомственного документа, что не только обедняет ее значение и смысл, но и не дает стране возможности разумно решать стратегические проблемы военно-политической и национальной безопасности, вопросы выживания и развития державы.

Именно ведомственная зашоренность Генерального штаба, а также старые подходы к предназначению, форме, содержанию и структуре военной доктрины не позволили сделать ее современным и актуальным, концептуальным, стратегическим и дееспособным документом прямого исполнения, что самым негативным образом сказалось на качестве всей системы национальной обороны страны и «тяготах» нашей государственной военной реформы.

Читать далее

Остановлюсь на тех аспектах доктрины, которых в ней никогда не было, но их наличие в данном документе представляется обязательным  
2 апреля 2010 г. в 08:30

Остановлюсь на тех аспектах доктрины, которых в ней никогда не было, но их наличие в данном документе представляется обязательным.

Во-первых, Военная доктрина России должна иметь точный адресат и главную задачу (сверхзадачу), сформулированную и заявленную уже в ее названии. Например, «Военная доктрина обеспечения статуса России как великой державы», или «Доктрина восстановления военного потенциала государства», или «Доктрина новой военно-политической глобальной и национальной безопасности», или «Доктрина обеспечения безопасности развития России в XXI веке», или как-нибудь еще, но в любом варианте в названии следует определить ее стратегическую направленность.

Во-вторых, в доктрине должен присутствовать честный анализ способности военной организации государства и в первую очередь Вооруженных сил России решать плановые и возникающие задачи, а также необходим их перечень во внутренней и внешней сфере бытия страны.

В-третьих, в доктрине должна быть стратегия, то есть стратегические цели нации, как основа для формирования задач для армии, для других структур военной организации государства, для российской дипломатии, национальной экономики, СМИ и т. д.

В-четвертых, в доктрине надлежит четко прописать роль Вооруженных сил и военной организации России в государстве, обществе и системе глобальных взаимодействий. Такой подход сделает неизбежным рассмотрение и таких вопросов, как: роль военной силы в XXI веке; перспективы отношений России с НАТО, ЕС и другими международными структурами, с Западной и Восточной Европой, Америкой, Китаем, Индией, Арабским миром и соседями; проблемы военного присутствия и силового сопровождения российских геоэкономических устремлений.

В-пятых, в доктрине необходим перечень противников, так как доктринальное сведение этой категории к категориям «рисков», «угроз», «вызовов» и «опасностей», а значит, и невозможность военной победы уже привели к концептуальному тупику, обессмысливающему военную деятельность.

В-шестых, доктрина должна содержать эталоны цели военных усилий – победы. Без определенности в этом вопросе нельзя сформулировать ответ на абсолютно доктринальный вопрос: «Чего мы хотим от нашей армии как от боевой силы, если она будет применена?»

В-седьмых, отдельный раздел или даже специальную часть доктрины следует посвятить механизмам перехода от мирного к военному времени и мобилизационным практикам функционирования государства.

В-восьмых, отдельными и важнейшими направлениями военного строительства и самостоятельными разделами новой Военной доктрины России должны стать внутренние константы армии, то есть факторы, определяющие ее генетику и существо как профессиональной специальной военной государственной корпорации, обеспечивающие ее высокое качество и общую боеспособность. К этим факторам мы относим такие проблемы, как:

* состояние и качество национальной военной мысли;
* наличие и эффективность государственной идеологии воинской службы;
* состояние и качество корпоративной профессиональной этики армии;
* состояние офицерского корпуса, особенно высшего командного состава армии;
* состояние младшего командного состава;состояние сферы профессионального военного образования;
* состояние и качество военно-гражданских отношений в стране;
* наличие и эффективность гражданского контроля над силовой сферой государства.

В-девятых, в новой Военной доктрине России должны найти свое место все основные программные положения по вопросам модернизации армии и национальной обороны страны. В данном контексте необходимо раскрыть следующие темы:

* содержание государственного военного строительства в России (общие положения и основные подходы);философия предназначения армии;
* определение армии в качестве гаранта незыблемости конституционного строя России, ее внутреннего и внешнего суверенитетов;
* базовые функции, задачи, модель и формула армии;
* общая модель силовой сферы государства;общая структура руководства Вооруженными силами;
* состояние и качество системы управления армией и страной в мирное и военное время, алгоритмы и механизмы перехода страны к состоянию военного времени;
* вопросы профессионализма, комплектования, боевой и мобилизационной готовности армии;
* государственная кадровая политика в отношении силовой сферы государства, гарантированно исключающая возможность негативного кадрового отбора;
* Вооруженные силы и экономика России, ресурсы войны;управление процессом государственного военного строительства и модернизации Вооруженных сил;
* информационное обеспечение усилий государства в сфере национальной обороны и так далее.

При этом все эти темы должны разрабатываться российской военной мыслью заранее и широко обсуждаться в обществе и профессиональной среде.

В-десятых, помимо специальной государственной профессиональной корпорации, армия еще является и многоцелевым национальным институтом. То есть она ответственна не только за производство своего главного национального стратегического продукта – «безопасности», но и за социальную, моральную, культурную и другие гуманитарные сферы своей корпорации. Иными словами, современная армия становится ответственной также и за стратегические моральные стороны национального бытия.

Анализ опыта современных войн позволяет сформулировать ряд новых профессиональных требований к войскам. Среди них:

* необходимость децентрализации действий войск и их способность самостоятельно решать широкий круг боевых задач;
* боевая самодостаточность войск, их мобильность, устойчивость и способность к автономным и инициативным действиям в рамках общего замысла операции (войны).

Чтобы большие войсковые организмы оперативно-тактического и тактического звеньев имели структурные возможности для немедленной и гибкой реакции на изменения боевой обстановки, их общая организация должна обладать матричной структурой, то есть представлять собой набор отдельных и в целом самодостаточных войсковых организмов меньшего уровня.

Может быть, в такой парадигме (базовой схеме) вооруженной борьбы найдут свое место и «бригады нового облика»

В-одиннадцатых, новая Военная доктрина должна устранить серьезную правовую неточность в статусе президента России. Согласно нынешнему законодательству, «деятельность по обеспечению военной безопасности Российской Федерации возглавляет президент Российской Федерации – Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Российской Федерации».

Коллизии данной повторяемой из документа в документ формулы заключаются в том, что Вооруженные силы РФ – это только силы Министерства обороны, то есть силы трех видов Вооруженных сил. А это значит, что президент формально не «главнокомандует» силами МВД, ФСБ, ФПС и всеми другими силовыми структурами ни в мирное, ни в военное время. Выходит, к примеру, министр внутренних дел должен подчиняться Дмитрию Медведеву как президенту, но может игнорировать его как Верховного Главнокомандующего. В приведенной формуле надо оставить только начальное определение: «Президент Российской Федерации – Верховный Главнокомандующий». Или найти другую формулу.

В-двенадцатых, новая Военная доктрина России должна содержать фундаментальную программу модернизации Вооруженных сил, определять приоритеты и алгоритмы их развития во всех аспектах существования и функционирования, а также намечать перечень приоритетных программ развития военной организации страны, выводя их на уровень национальных проектов.

В-тринадцатых, новая Военная доктрина России должна закрепить периодичность отчетов правительства, министра обороны, начальника Генерального штаба и президента с исчерпывающим анализом стратегии национальной обороны, структуры Вооруженных сил и других войск, планов их модернизации, бюджета и других компонентов военного строительства, а также общей политики России.

В-четырнадцатых, доктрина должна постоянно уточняться сообразно с изменяющейся обстановкой и корректироваться в результате докладов о ее реализации высших должностных лиц государства.

Все перечисленные аспекты и проблемы до сих пор не имеют официальных ответов, а большинство из них практически не разработаны даже в теории. Они не отражены в других концептуальных документах национального масштаба, а значит, ими невозможно пользоваться ни при принятии стратегических решений, ни в практике военного строительства, ни в ходе совершенствования системы высшего военного образования.

Отдельные инициативы и программы разных государственных ведомств с похожими словосочетаниями ничего не меняют по существу, так как само их существо никто и не разрабатывал и, более того, их никто не поставил в качестве проблем для разработки национальной наукой и военной мыслью.

Читать далее

Вернуть в строй Парада Великой Победы суворовцев и нахимовцев!  
31 марта 2010 г. в 08:35

Президенту Российской Федерации

Верховному Главнокомандующему

Вооруженных Сил

Д.А. МЕДВЕДЕВУ

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Приближается знаменательная дата – 65-я годовщина Победы советского народа в Великой Отечественной войне, которая является центральным событием новейшей истории народов России и всего мира. В этот день миллионы граждан России отдадут дань памяти павшим в Великой Отечественной войне, с гордостью вспомнят о великом подвиге нашего народа, освободившего мир от фашизма.

Юбилейные торжества, как и в прежние годы, начнутся с военного парада на Красной площади в Москве, в котором с Первого Парада Победы 24 июня 1945 года принимали участие парадные расчеты суворовцев и нахимовцев. Это стало доброй традицией, гордостью нации и символом преемственности поколений.

Печатая по брусчатке площади строевой шаг, учащиеся суворовских и нахимовских военных училищ показывали стране и всему миру свою выучку, силу своего патриотизма, свое трепетное отношение к исторической памяти и ветеранам великой державы, свою веру в наше государство и ее Вооруженные силы, свою готовность к верному служению нашему Отечеству, свой высокий суворовский дух.

Участие в Параде Победы 9 мая суворовцев и нахимовцев является не только нашей славной национальной традицией и центральным событием военно-патриотического воспитания юных поколений граждан России, но и символом сохранения особой системы подготовки государственных служащих и кадровых военных в России, давшей России десятки тысяч выдающихся граждан и самую подготовленную часть ее офицерского корпуса.

Сочетание сбывшейся мальчишеской мечты - с детства ощущать себя защитником Родины и высокой чести представлять лучших из лучших, кому доверено пройти в этот знаменательный день в строю своих товарищей перед всей страной, является образцом для воспитания всего молодого поколения страны.

В планах Министерства обороны не предусмотрено впредь прохождение 9 мая парадных расчетов суворовцев и нахимовцев. Мы считаем, что этим может быть совершена недопустимая ошибка, оскорбляющая историю России и память наших отцов - победителей в Великой войне, разрушающая наши лучшие национальные традиции, чего народы России не поймут и не одобрят и чего мы не имеем права допустить.

Исправить ошибку никогда не поздно, поздно будет оправдываться перед народами России потом, так как оправдания таким ошибкам не существует.

Мы, представители Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» и российской общественности обращаемся к Вам, уважаемый Дмитрий Анатольевич, с просьбой вернуть в строй Парада Великой Победы суворовцев и нахимовцев, сохранить национальную школу суворовских и нахимовских военных училищ.

С уважением,

Координатор Государственно-патриотического клуба,

Член Президиума Генерального совета

ВПП «ЕДИНАЯ РОССИЯ»,

И.А. ЯРОВАЯ

Сокоординатор Государственно-патриотического клуба

Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ»,

Председатель Комитета ГД по культуре

Г.П. ИВЛИЕВ

Председатель Союза кинематографистов России,

Народный артист РСФСР

Н.С. МИХАЛКОВ

Председатель Московского суворовско-

нахимовского содружества, выпускник

Московского СВУ 1963 г., генерал-майор

А.И. ВЛАДИМИРОВ

Член Общественной Палаты РФ,

Член попечительского Совета

Московского суворовского военного училища

М.В. ВИКТОРОВ

Участник Парада Победы 1945 года, выпускник

Горьковского СВУ 1949 г., доктор технических наук

В.П. КАРТАШЕВСКИЙ

Заслуженный испытатель космической техники,

Участник Парада Победы 1945 г., выпускник

Горьковского СВУ 1949 г.

Л.А. НИКОЛАЕВ


Герой Советского Союза
К.И. ПОПОВ
Читать далее

Новая военная доктрина России вызвала недоумение экспертов  
27 марта 2010 г. в 08:30

Новая военная доктрина РФ давно и с нетерпением ожидалась военными профессионалами, политологами и военными экспертами России и зарубежья, офицерским корпусом и политическим истеблишментом России, ее национальным оборонным комплексом.

Все профессионалы ожидали, что в новой военной доктрине наконец-то будут:

* сформулированы новые подходы к оценке стратегической обстановки в мире, в том числе предложены новые системы взаимоотношений с НАТО, ШОСом, ОДКБ, США, Китаем, Европой и соседями России, сформулировано наше отношение к текущим войнам в Ираке и Афганистане, к возможной войне в Иране и так далее;

* определены предназначение и цели, состав и задачи национальной обороны России;

* сформулированы задачи России по Арктике, Антарктике, Каспию и так далее;

* будет более ясен так называемый «новый облик вооруженных сил»;

* определены направления развития военной организации страны и ее задачи и так далее…

Политики и политологи ждали этих ответов с нетерпением, так как по определению военная доктрина должна представить четкую позицию великой державы и его высшего политического руководства по самым жгучим вопросам безопасности страны и заявить о ее месте в мире. Многочисленные «утечки» некоторых, наиболее интригующих пунктов Доктрины и задержки с ее выходом по причине «доработки» делали появление этого важнейшего стратегического документа особенно интригующим.

Наконец, этот, наиболее заранее и бурно дискутируемый среди военных российских и зарубежных экспертов и политологов, документ был предъявлен миру. И возникло недоумение, дискуссии почти мгновенно прекратились, так как оказалось, что, кроме ненового тезиса о «применение ядерного оружия» и нового тезиса о «союзнике Республике Беларусь», в новой доктрине обсуждать было нечего.

Реакции нашего национального экспертного сообщества и особенно военных профессионалов практически не последовало, так как их общее мнение сводилось к констатации того, что этот документ «ни о чем и ни для чего» и он носит «чисто ритуальный характер». Никто ничего нового не почерпнул, никаких посылов для практики военного строительства никто не нашел, более того, изучение текста доктрины породило много вопросов относительно возможных новых поворотов уже идущей в стране военной реформы. Реакция зарубежья (кроме стран Балтии) оказалась вялой, а когда Олбрайт привезла в Москву свою натовскую делегацию, то наши «переговорщики» ее тут же успокоили тем, что их «ядерные опасения» вызвала разница в толковании русского и английского переводов, и старая железная леди уехала удовлетворенной.

Когда мы анализировали вышедший документ на заседании Коллегии военных экспертов, то возникла дискуссия. Некоторые прямо заявляли, что эта доктрина есть прямое свидетельство нашего «военного Ванкувера». То есть все предельно плохо. С их точки зрения, само содержание новой военной доктрины России может оцениваться как документ, доказывающий не только очевидную смерть нашей национальной военной мысли, но и нашу неспособность к самой разработке национальных документов стратегического уровня.

Другие члены Коллегии выразили гипотезу о том, что эта доктрина есть специальный документ, предназначенный для «введения противника в заблуждение» и который может быть оценен как пример стратегической маскировки (мол, пусть наши враги думают, что в России все уже умерло и мы ни на что не способны, и успокоятся, а в это время мы будем строить и строить наш «новый облик»

.

Вместе с тем все члены Коллегии сошлись на том, что раз «олимпийский погром России в Ванкувере» был правильно оценен нашим политическим руководством и к делам спорта наконец придут настоящие профессионалы, то, возможно, этот бессмысленный документ будет со временем также правильно оценен нашим истеблишментом и, может быть, и к управлению Вооруженными Силами нашей Великой Державы также (рано или поздно, правда, лучше раньше, чем никогда) будут допущены профессионалы.

Надо сказать, что кроме новой военной доктрины на этой Коллегии мы также разбирали еще два документа стратегического характера - это доклад Института современного развития (ИНСОР) «Россия XXI века: образ желаемого завтра» и новый документ Пентагона «Четырехлетний доклад по вопросам обороны». Коллегия отметила, что доклад ИНСОР, организации по определению абсолютно гражданской и либерального толка, содержал вполне концептуально оформленную (хотя и, безусловно, либерально наивную) военную часть, содержащую их понимание и подходы к модернизации силовой (ВС РФ, МВД, ФСБ) сферы государства. Доклад же Пентагона мог стать просто примером общих подходов американской военной мысли к теме формирования военной доктрины.

В то же время общее (и печальное) впечатление Коллегии от прочтения новой военной доктрины России состояло в том, что, судя по тексту, ее авторы вообще и никогда не читали никаких зарубежных военных источников стратегического уровня, а из наших - только предыдущие версии старых военных доктрин.

Читать далее

Наша военная реформа есть дело всей нации  
20 марта 2010 г. в 08:30

Мы считаем важным прямо ответить на самые важные вопросы, интересующие нашу российскую и армейскую общественность.

1. Мы считаем, что наша военная реформа идет в общем правильном направлении.

2. Реформа идет «с листа», экспромтом, продвигается плохо подготовленными людьми, что делает ее развитие плохо предсказуемым и жестоким относительно офицерского корпуса России.

3. В существо и ход реформы должны быть немедленно внесены коррективы, хотя бы по вопросам, затронутым в настоящей работе.

4. Наша военная реформа есть дело всей нации, и без ее участия, без контроля нации за ее ходом и без инициативы войск эффективным ее проведение не будет.

5. Реформа не может быть анонимной, ее авторы и организаторы должны быть названы.

6. Реформой ВС РФ должен руководить ее Верховный главнокомандующий - президент России.

7. Проведению военной реформы нет альтернативы, и она должна быть доведена до конца.

Нам представляется, что в таком масштабном и трудном деле, как реформирование военной сферы огромной, небогатой и просто трудной страны, главными принципами ее проведения должны быть:

«Спешить медленно»;

«Ценить и использовать опыт собственного военного строительства»;

«Никогда не идти по трупам и судьбам людей»;

«Не врать армии и нации»;

«Не бояться признавать недостатки и советоваться с нацией и экспертами»;

«Не скрывать и не забалтывать проблему, а решать ее»;

Главным критерием профессиональной способности командования и военного руководства должен стать не «успеть реформироваться к сроку», а «решать проблемы на своем участке так, чтобы не страдали люди»;

«Искать и находить решение проблемы и людей, способных ее добросовестно решить»;

«Понимать, что только нравственные и справедливые решения будут жить, а все неправедное все равно вылезет и будет обречено на осуждение и гибель».

Мы считаем, что сегодня все это труднодостижимо, но не делать этого нельзя: погибнет Армия - и погибнет Россия.

Конечно, Министерство обороны и ход проводимых реформ критиковать надо и необходимо. Тем не менее, мы считаем, что наступила пора конструктивного сотрудничества экспертного сообщества и российской общественности, иначе никаких успехов реформы не будет. Кроме того, мы уверены, что только честная работа каждого чиновника, офицера и сержанта на своем месте сделает нашу реформу успешной.

Это требует терпения и самоотверженности, притом, что каждый руководитель должен обладать мужеством иметь собственное мнение и «глушить на себе глупость вышестоящего» (чем я занимался практически всю свою службу, и поэтому всегда был национальным героем всех подразделений, частей и соединений, которыми имел честь командовать), давая возможность роста и развития разума и чести в своем коллективе.

Читать далее