Иметь в России профессиональную Армию невозможно в принципе

2 октября 2010 г. в 08:30

На наш взгляд, кроме «идеологии», в понятие «генетика Армии» входит и внутренний корпоративный контроль, прежде всего, как контроль профессионалами самих себя и как новая этика их внутреннего руководства.

Что же такое военный профессионал? Это вопрос крайне важный и отнюдь не праздный. Дело в том, что подавляющее большинство членов активной общественности России, депутатов всех уровней (включая военных депутатов), большинство государственных чиновников Администрации Президента РФ, Совета безопасности и Правительства РФ и даже политологов, занимающихся военной тематикой, не вполне понимают, что такое «военный профессионал» понимая под этим словом всех, «кто все делает хорошо и за хорошие деньги».

Именно поэтому сейчас уже все, от Президента РФ и Комитета солдатских матерей до некоторых «безвременно ушедших в политику» генералов и всех либералов страны, хотят иметь в России профессиональную Армию.

На наш взгляд, иметь в России профессиональную Армию невозможно в принципе. Полностью профессиональную армию не имеет ни одно государство мира. Армии США, Англии и еще очень небольшого числа государств являются не профессиональными, а добровольческими. То есть они комплектуются путем добровольного набора (найма по контракту) всего военного контингента, проходящего действительную (активную) военную службу, включая категории рядовых солдат и служащих. И дело здесь не в экономических возможностях государства, а в природе военного дела.

Попытаюсь дать свое видение и трактовку основным категориям проблемы.

Военный профессионал - это человек, который видит свою судьбу в служении избранному делу, получил соответствующее высшее профессиональное образование, прошел соответствующую всестороннюю практическую подготовку, имеет опыт и готов к управлению процессами в рамках избранной профессии в соответствии с достигнутым уровнем компетентности и ответственности. Другими словами, военный профессионал - это специалист по управлению насилием, и им может быть только офицер.

Высокооплачиваемая контрактная добровольная работа или только государственная военная служба - это не признак профессионализма. Это только поле и форма применения (использования) его возможностей и самореализации на пути служения избранному делу, Отечеству. Работа военного профессионала, как государственная военная служба, регламентируется не только уставами, но статусом и Положением о прохождении воинской службы офицерским составом, которое должно иметь статус не ведомственного документа, а федерального закона.

Военный специалист - это человек, который в совершенстве овладел знаниями и опытом, всеми тонкостями полученной специальности в рамках профессии и всегда готов к их качественному применению. Другими словами, военный специалист - это специалист по применению насилия, и им должен стать младший командир (сержант, прапорщик, «сержант-контрактник» и т. д.). Формы привлечения военных специалистов к работе и службе могут быть разными, но, как правило, их работа регламентируется не только уставами, но и контрактами.

Профессионал может быть хорошим военным специалистом, специалист не может быть хорошим военным профессионалом. Это разные уровни и разные стволы военной службы.

В России есть только одно боевое подразделение, состоящее целиком из одних офицеров. Это подразделение по борьбе с терроризмом «Альфа». При этом его офицеры выполняют как собственно офицерские, так и функции младших командиров и солдат. Если это сейчас и необходимо, то, безусловно, дорого.

Армию, состоящую из одних офицеров, иметь невозможно, нецелесообразно и не нужно. Совершенно очевидно, что для Армии необходимы как профессионалы - офицеры, так и специалисты - младшие командиры. Эти две категории составляют костяк и основу Армии, и только уровень их подготовки и обеспеченности в основном определяет уровень боеспособности Армии, а значит и силовой компоненты национальной безопасности государства. Создание этих двух базовых основ Армии является приоритетной задачей военной реформы в России.