Любая «однополярность» противоречит логике существования цивилизации

13 ноября 2009 г. в 18:22
Еще одним примером и частью теории этногенеза, представляющейся нам важной, является учение о химерах и антисистеме как феномене контактов суперэтносов и их культур. Лев Гумилев отмечает, что при столкновении этносов с разной комплиментарностью может насильственно образоваться химерная целостность, которая всегда оказывается неустойчивой. В ареалах столкновения этих этносов, где базовые генетические национальные (суперэтнические) ценности, а значит и поведенческие стереотипы неприемлемы с обеих сторон, повседневная жизнь теряет свою повседневную обязательную целеустремленность, и люди начинают метаться в поисках смысла жизни, которого они никогда не находят, пока не определятся окончательно со своей личной и суперэтнической идентификацией.

В качестве доказательства правоты и корректности тезиса давайте вспомним наше собственное состояние национального унижения и растерянности от итогов холодной войны, «дикой демократизации» последнего десятилетия минувшего века, ельцинской «свободы» и приватизации национального достояния ворами от власти, насильственной вестернизации нашего бытия и национальной культуры.

Лев Гумилев полагал: «Для появления устойчивой антисистемы необходимы два параметра: упадок, например момент перехода в фазу местного этногенеза, и внедрение чужого этноса. Пусть даже обе системы будут перед началом процесса положительными и творческими, как в плане экологии, так и в аспекте культуры. Совмещаясь, они порождают антисистему, явление побочное, возникающее помимо воли участников».

Заметим себе, что сегодня мы имеем в России явный упадок, а внедрения чужого этноса мы можем ожидать (с учетом наших прогнозов развития Китая или действий «радикального Ислама»
уже довольно скоро. Правда, нас может утешать сознание того, что западные суперэтносы к нам не придут, а чуждые нам либеральные мировоззрения в российском суперэтносе уже не смогли укорениться. Китай практически не несет никакой идеологии, так как не имеет ее сам (кроме Китаецентризма), а конфуцианство, несмотря на всю его этическую положительную мощь, у нас всегда будет восприниматься как экзотика. Китай смертельно опасен России только своим физическим (внешним) нашествием. В этом плане единственной серьезной и смертельной опасностью для России и ее суперэтноса является его собственная внутренняя радикальная исламизация.

В случае столкновения Китая и (или) «радикального Ислама» с неготовым к этому контакту российским суперэтносом на пространствах России появится суперэтническая и геополитическая химера. Химерность этого возможного образования может закончиться только аннигиляцией российского великого суперэтноса и исчезновением России как самостоятельной цивилизации.

Надо сказать, что история доказала бессмысленность компромиссов с антисистемами или попыток договориться с ними или исправить их. История дала нам только один эффективный способ борьбы с ними, это полное и бескомпромиссное физическое уничтожение антисистем, их инфраструктур и носителей идеологии. Современной антисистемой является международный терроризм. Сегодня мы можем воочию убедиться в том, как рак современная антисистема терроризма (и ваххабизма) поглощает здоровые клетки человечества.

Кроме того, Лев Гумилев считает, что пассионарная (биохимическая) энергия, как и всякая энергия, имеет два полюса. На этногенезе биполярность сказывается тем, что поведенческая доминанта может быть направлена в сторону усложнения систем, то есть в сторону созидания, или в сторону упрощения систем, то есть в сторону стагнации и их снятия, саморазрушения (ведь известно, что пределом упрощения является вакуум).

В этом плане нам представляется корректным привести некоторые аналогии с природой и естественными науками. Мы имеем в виду неслучайное природное разнообразие живых существ и видов жизни, так как очевидно, что только наличие этого разнообразия и делает биосферу биосферой, а утрата даже одного вида жизни не только обедняет природу, но и может поставить всю систему на грань выживания.

Математика и физика говорят нам, что любая система теряет устойчивость при переходе к одномерности. Чем в каждой системе больше точек, узлов, системообразующих стволов и самих систем, тем устойчивее метасистема. Мир должен быть маневренным, иметь много измерений и возможно большее число степеней свободы, так как от этого прямо зависят его возможности развития и качество выживания, так как при утрате или исчерпании одних возможностей у него всегда останутся или будут существовать новые непройденные пути.

Это значит, что любая «однополярность» просто противоречит логике существования природы, социума и цивилизации. Мир и его новая архитектура не должны выстраиваться как мир «полюсов» или «центров силы», он должен стать миром «равно уважаемых миров». Этот тезис, как нам представляется, является сегодня особенно актуальным, так как мы живем в то время и присутствуем (участвуем) при геополитическом процессе, сутью которого является настойчивая попытка США насильственно установить «собственную однополюсность» мира.