Надо заставлять власть меняться

11 сентября 2010 г. в 08:30

(Выступление на заседании Московского клуба «Ценности нации и национальные интересы России» 22 июля 2010 года)

Я генерал-майор, вице-президент Коллегии военных экспертов РФ, один из руководителей всего кадетского движения России, то есть всех выпускников суворовских, нахимовских, кадетских корпусов. За 65 лет из стен этих училищ вышло более 100 000 выпускников. На уровне Москвы я руковожу рабочей группой по кадетскому образованию Общественной палаты. Кроме того, я один из трех председателей партии «За нашу Родину». Я ношу погоны с 10 лет, начиная с Суворовского училища, окончил училище имени Верховного Совета, Академию Генерального штаба, прошел по всем ступеням армейской лестницы - от кадета до генерала. Общевойсковой командир, воевал, ранен, награжден. В общем, как положено в армии.

И так сложилось, что я несколько лет был одним из работников Администрации президента, руководил Департаментом проблем вооруженных сил и военно-промышленного комплекса администрации президента Бориса Николаевича Ельцина и в этом качестве был автором всех военных доктрин, концепций безопасности, посланий по безопасности и массы законов, и т. д., и т. п.

Почему я об этом говорю подробно - есть спектр вопросов, которые сейчас стали очевидны и мимо которых наш круглый стол пройти не может. Как профессиональный военный, я вынужден, опираясь и на опыт, и на анализ ситуации, сделать самый печальный вывод: на наш взгляд, у России сейчас нет системных основ к развитию. Они отсутствуют.

К системным основам развития мы относим в первую очередь наличие утвержденных, декларированных и принятых нацией системных базовых исторических ценностей, построенной на их основе идеологии, скажем, государственной идеологии развития. Или национальной идеологии. На этой базе строится система приоритетов и интересов, которые образуют фундамент национальной стратегии развития как таковой. Эта стратегия определяет развитие страны на десятилетия, а то и века, и не разменивается на пятилетки или годы исполнения президентских полномочий. Но у нас такой стратегии нет, и вряд ли в обозримом будущем можно ждать ее появления.

Соответственно, налицо и проблема кадров, которая у всех давно на слуху. И в первую очередь - кадровая проблема управления государством и его отраслями. Уже который год мы имеем дело с явлением, которое называется «негативный кадровый отбор». Суть его ясна: на руководящие должности назначают бездарностей или проходимцев, которые зато полностью лояльны своему шефу. Этот принцип пронизывает всю систему управления сверху донизу.

Поэтому мы и имеем ситуацию, когда практически ни один «национальный проект» в России не идет. А все начатые - дают преимущественно отрицательные результаты. Эта ситуация не является секретом ни для кого, в том числе и для высшего руководства государством - поэтому мы все чаще слышим оттуда заявления, что «так дальше жить нельзя». Другое дело, что словами пока все и ограничивается, хотя слова все время новые: «развитие» заменяют словом «модернизация», модернизацию - словом «инновация», инновация - не знаю, словом «Сколково», например… В итоге создается ощущение, что просто никто не понимает существа тех слов, которые произносятся, и что за ними следует. Таким образом происходит профанация провозглашаемых идей.

По факту же мы имеем следующее: законодательная и исполнительная власти сами по себе слились в крепком объятии - сами делают законы, устанавливают себе пенсии и зарплаты, делят бюджеты в служебных интересах и совершенно самодостаточны. В такой системе народ власти нужен только как производитель бюджетных средств. Конечно, в такой ситуации каждое министерство и ведомство имеет собственную внутреннюю и внешнюю политику, которая зависит от предпочтений тех олигархических групп, которые с этим ведомством связаны.

Особенно страшно, что сейчас делается в сфере национальной безопасности, наиболее мне близкой по профессии. Самые правильные идеи реализуются так, что обороноспособность страны разрушается на глазах. Представляете, в училище имени Верховного совета, которое выпускает общевойсковых взводных командиров, командиров взводов, в этом году принято 10 человек, в Академию им. Фрунзе, обучающей офицеров среднего звена, вообще никто не принят. Впервые в истории остановлен набор в Рязанское училище ВДВ. Зато в Академию ФСБ принято 800 человек.

Суворовская военная школа, то есть суворовские военные училища, превращены непонятно во что. Там все офицеры уволены, военная составляющая изъята, ходить строевым шагом запрещено, все ходят в джинсах каких-то, уже нет оперативной дежурной охраны - все почему-то узбеки и киргизы там в этой охране и т. д. И это считается либерализацией нашей военной системы, мол, «как у них». В то же время в системе МВД создано 6 новых суворовских училищ, где все нормально, где есть военная составляющая, имеется профессиональная составляющая, есть криминалистика, офицеры преподают, все ходят строем.

Создается впечатление, что наша власть на международной арене обо всем договорилась и оттуда угроз не видит. Главная для нее угроза - собственный народ, гражданское общество. Поэтому национальная оборона дезорганизовывается, а органы внутренней безопасности и подавления разрастаются и совершенствуются.

Все это приводит нас к той мысли, что, если гражданское общество не скажет своего слова и не заставит власть или меняться, или делать так, как нужно Родине, как нужно нации, тогда мы просто обречены и наше историческое время практически истекло. Мы пытались много раз на разных уровнях доходить до этой власти, лично до президента, лично до премьер-министра, до других министров - но при всеобщем, казалось бы, понимании никто ничего не делает.

От гражданского общества и его передового эшелона, экспертного сообщества, должны идти эти импульсы изменения. Надо заставлять власть меняться. Мы сейчас говорим не о захвате власти, не об изменении власти, а о формировании той власти, которая будет отвечать национальным интересам. И это не только наше дело - это дело всех.