Нашему руководству удалось разрушить оковы «тотальной мобилизации»

22 января 2010 г. в 18:33
Упорное следование закону диалектики «перерастания количества в качество», подтвержденному Победой в Великой Отечественной войне, сделало наше государство и армию затратным механизмом воспроизведения старого, затратного и ненужного и, одновременно неспособными к формированию очевидного, но обратного - улучшая качество и эффективность, уменьшать количество и затратность.

Мы полагаем, что устранение всех этих исторических перекосов из тела России, ее национальной военной мысли и всего военного дела составляет сегодня основную задачу проводимой модернизации страны и ее вооруженных сил. К счастью, похоже, что современное руководство России и ее Вооруженных сил все более понимает эту истину и пытается изменить ситуацию в целом. Притом что трудности, встречаемые им ежедневно, трудно даже представить, так как старые механизмы эффективного управления социумом разрушены и почти утрачены, а новые еще не выработаны.

Сегодня мы можем констатировать и первые успехи нашего руководства, которому уже удалось главное - разрушить оковы «тотальной мобилизации», и теперь оно озабочено тем, что надо двигаться вперед, но при этом толком не знает, что и как делать дальше. Нам представляется очевидным, что инстинктивные попытки политического и военного руководства управлять развитием государства и армии, основываясь почти только на своих собственных представлениях (заимствованных чужих теориях и эклектических подходах) о существе процессов национального государственного строительства в условиях войны, а это именно так, могут привести только к очередным «судорогам управления» и очередным ошибкам, затрудняющим позитивное развитие страны. Правоту сказанного мы сегодня ежедневно наблюдаем на примере тягот нашей военной реформы, в которой все самые честные усилия нашего руководства, осуществляемые даже в правильном направлении, приводят не к росту национального военного могущества, а пока что к обратным стратегическим эффектам.

Это значит, что нам необходима теория войны как основание и идеология государственного и военного строительства, другой научный и организационный уровень управления этими процессами и другие командные кадры, без которых все наши усилия неизбежно закончатся провалом, которого мы не имеем права допустить. В этом плане нам представляется очевидным и необходимым развить философское направление военной мысли и далее, то есть распространить эти подходы на анализ военного дела в парадигме и других законов диалектики, и по мере их получения включать полученные результаты в общую теорию войны, в практику военного и государственного строительства.

В этом плане главными задачами государства и нашего военного дела сегодня мы считаем:

во-первых, создание независимого и хорошо обеспеченного национального военного экспертного сообщества;

во-вторых, создание системы периодических изданий этого экспертного сообщества России как трибуны профессиональных идей, мнений и структуры профессиональных дискуссий;

в-третьих, разработка этим сообществом Общих основ теории войны как базового предмета нового государственного и военного образования, всех направлений и уровней подготовки руководящих государственных и военных кадров России, так как нынешняя, так называемая «военная наука» есть воплощение закона «перерастания количества в качество», а значит бессмысленна.

Применительно к современной теории войны скажем, что очевидный сетевой характер современной войны диктует необходимость перехода к новым формам сосредоточения усилий нации в интересах победы.

Касаясь применения законов диалектики к военному строительству, можно предположить, что закон «перехода количества в качество» справедлив для взаимодействий субъектов военных одного масштаба и уровня развития, так как в этом случае чистое число еще играет. Это значит, что во всем том, что является организационно, идеологически и технологически выше и сложнее, главным будет уже не механическое сложение – массирование сил и средств, а система сложения эффектов вооруженных и невооруженных форм ведения войны, а это требует совершенно иных подходов к национальной стратегии, военному строительству и уровню подготовки руководителей государства и офицерского корпуса России.