Общее мнение общества и армии: военная реформа идет не туда

8 марта 2010 г. в 08:30

Должен констатировать, что российская общественность и даже национальное военное экспертное сообщество до сих пор не имеет четкого представления об общем замысле, масштабах и глубине проводимой реформы, притом что остаются неизвестными и ее «анонимные отцы». Общество питается отрывочной информацией «с мест погромов», редкими и смутными высказываниями начальника Генерального штаба при полном и специальном молчании министра обороны, а также слухами о том, что будет.

Самый часто употребляемый термин в любой официальной информации о военной реформе - это термин «новый облик вооруженных сил», который является главной целью реформ и который все больше является не понятием, наполненным реальным и понятным содержанием и смыслом, а воспринимается скорее как некое «заклинание». Тем не менее при профессиональном анализе этот «новый облик» является вообще понятием «смутным». Коснемся только некоторых его аспектов.

Вопросы мобилизации. В «новом облике», например, практически никак не прописана мобилизационная составляющая Вооруженных сил. Это значит, что армия должна начать и победоносно закончить войну силами частей (бригадами) постоянной боевой готовности мирного времени, для чего они, собственно, так упорно и создаются и что по определению невозможно даже в теории.

В то же время в новой и только что подписанной Военной доктрине уже говорится о второй, мобилизационной компоненте Вооруженных сил. Во всем этом есть полная несогласованность, так как мобилизационная компонента, в ее сегодняшнем понимании, может состоять только из содержащихся в мирное время всякого рода кадрированных (сокращенных) частей и баз хранения боевой техники, разворачивающихся до боевого состава, например, в «угрожаемый период» и победно завершающих войну. Парадокс такого решения состоит в том, что именно практическое уничтожение этих частей сокращенного состава и составляет существо идущей военной реформы. Кроме того, даже понимая всю абсурдность ситуации, наши Генеральный штаб и Министерство обороны не меняют систему резервирования Вооруженных сил.

Они не вводят понятие «Организованный резерв видов вооруженных сил» как резервный компонент и составную часть ВС РФ, не меняют ни к чему не обязывающую и юридически бессмысленную систему - «состояния военнослужащих в запасе» на юридически обязывающую - «службу военнослужащих в запасе», то есть не делают очевидных и необходимых профессиональных шагов, которые только и способны правильно и эффективно решить вопрос о действительно «новом облике вооруженных сил» и решить задачу создания усиления группировок войск военного времени.

Вопросы подготовки младших командиров. Усиленная и многолетняя подготовка будущих сержантов-контрактников при Рязанской дивизии ВДВ, конечно, дело не плохое. Но по большому счету, если подготовка нового сержанта-контрактника закончится только этим, то толку не будет никакого, так как для того, чтобы сержанта закрепить в войсках как самостоятельную и важнейшую категорию военнослужащих, необходимо создать для них их собственную служебную вертикаль (как, например, в армии США), в рамках которой эти новые сержанты могут делать свою служебную карьеру и решать все вопросы социального характера, что и должно стать основой их служебной мотивации.

В этом плане самым возмутительным обстоятельством является полное и преднамеренно демонстрируемое пренебрежение Минобороны к мнению военных экспертов, общественному мнению и публикациям в СМИ, а также полное молчание нашей высшей политической государственной власти, которая непонятно почему специально замалчивает всю остроту этого абсолютно судьбоносного для нашего государства вопроса.

В целом подавляющее общее мнение российского общества и самой армии заключается в том, что военная реформа в России идет не туда куда надо, ее ведут не те люди, которые необходимы, реформа идет плохо и кончится для России также плохо. Наверное, в сегодняшних условиях другого вывода и нельзя было ожидать.