Провозглашенная деидеологизация государства оказалась порочным принципом

30 мая 2010 г. в 08:30

Так сталось, что у России никогда не было отдельного официального документа, в котором были бы сформулированы базовые цели предназначения и бытия нации, были бы определены основы национальной идеологии и сформулированы основы национального строительства, а также определены основные принципы построения государства, общества и существо их взаимосвязей с личностью гражданина России.

В отсутствии твердых и соответствующих историческим национальным ценностям идеологических основ бытия политическая мысль и государственность России метались между «западничеством» и «славянофильством», так и не находя выбора собственной идентичности в самой России как особой цивилизации, органично вобравшей в себя все лучшее, имеющееся в других цивилизациях, и остающейся при этом самою собой.

Этот фактор стал особенно очевиден после дезинтеграции СССР, когда у России как государства не было официально сформулированных основ национального стратегического целеполагания, а значит основ стратегического планирования национального развития и целенаправленного управления бытием в интересах нации и человека.

В течение последних пятнадцати лет масштабные понимаемые и разделяемые народами России цели национального развития не ставились и нация утрачивала смысл собственного бытия. Не зная, что делать со страной и как решать жгучие и совершенно конкретные проблемы ее выживания, государственная власть того времени специально уводила внимание нации от их решения. Она растворяла ее внимание, навязывая обществу дискуссии по частным и малозначащим для людей проблемам типа «монетаризации экономики» и бесконечного «выбора» между «демократией и угрозой коммунистического реванша» и тому подобными темами. Конкретная работа по выводу страны из системного кризиса практически не велась, и общее состояние страны ухудшалось.

Отсутствие Больших Национальных Целей привело к утрате Большого Смысла и Предназначения Нации. Цели существования государства и общества все больше расходились даже в своих основах. Диалог между ними власть даже не пыталась организовать, так как сама была в этом не заинтересована.

Провозглашенная деидеологизация государства оказалась порочным принципом государственного строительства. Этот лозунг не только дезориентировал нацию, но и привел к тому, что роль государственной идеологии стали играть антисоциальные принципы «наживы любой ценой», а национальная идентичность России подверглась разрушению.

Это привело к тому, что в отсутствие официально признанных и разделяемых нацией целей существования, государственная власть и ее бюрократический аппарат определяли себе цели и задачи своей работы сами, потом сами их, как умели, выполняли, и сами их оценивали.

Не имея официальных критериев и показателей национального развития как критериев эффективности и дееспособности власти, государственная бюрократия всегда оставалась безответственной.

Нация, не зная этих критериев, дезориентировалась относительно целей и качества своего государства и его руководителей и не всегда могла точно сформулировать свои требования к ним. Все это позволяло власти спекулировать на интересах различных социальных групп общества и не принимать практических и масштабных мер к действительному развитию России.

В результате Россия, почти всегда, упускала свое историческое время, а потом восстанавливала упущенное ценой огромных усилий и жертв нации. Сегодня очевидно, что такое положение более нетерпимо и нам необходимо четко определиться с основами своего национального бытия.