Российская армия никогда не спасала тот строй, которому присягала

13 мая 2012 г. в 08:30

В эпоху перемен, кризисов, реформаций и неопределенности государство обязано обратить самое пристальное и доброжелательное внимание к армии как своему единственному институту, который является последним гарантом суверенности нации и вырабатывает такой уникальный продукт, как национальная безопасность, без которого невозможно никакое позитивное развитие ни государства, ни нации, ни во внешней, ни во внутренней сферах национального бытия.

Проводимое сегодня в России военное строительство (военная реформа) носит характер фундаментальной организационной перестройки практически всей сферы вооруженной защиты страны, но при этом практически не затрагивает фундаментальных основ армии как особой государственной профессиональной боевой корпорации, которые просто игнорируются, в т. ч. и потому, что этих основ уже никто не знает и не понимает их необходимость. На наш взгляд, это является серьезным упущением нашего политического и военного руководства, и это дело надо быстро, точно и профессионально поправлять, т. к. основа силы армии – именно в ее духе, притом, что техническая составляющая ее возможностей также важна, но никогда и нигде не является определяющей.

Анализ нашего национального бытия в плане темы отношений армии, государства и общества говорит о том, что исторически армия как гарант конституционного строя никогда не спасала тот строй, которому она присягала (кроме пугачевского бунта). Иными словами, армия в буквальном смысле слова предала свой политический строй, режим и народ и в 1917 году, и в 1991 году, и, очевидно, не будет защищать существующий в стране политический режим и сегодня.

Надо сказать, что все «оранжевые революции» (начиная с «первой оранжевой» 1991 года в Москве, в результате которой и погиб Советский Союз) побеждали только тогда и из-за того, что на сторону «революционного народа», требующего «свободы от местной тирании», переходили (или оставались нейтральными) войска и полиция. История говорит о том, что для втянутого в «оранжевую революцию» государства такого рода «миротворчество» армии всегда кончалось национальным крахом и усилением народных бед.

Самым печальным итогом этого «миротворчества» для самой армии являлось то, что она всегда оставалась виноватой в глазах народа и всегда ощущала в своей душе «пятно собственной подлости». За это и вследствие «оранжевой» победы армия уничтожалась организационно, ее лучшие кадры изгонялись, ее боеспособность просто исчезала, а ее авторитет в глазах нации падал до уровня табуретки.

Единственным случаем, когда в «оранжевых» условиях не случилось национальной трагедии, являются события 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине, когда политическое руководство КНР приняло решение – жесткое силовое подавление тысяч протестующих революционеров, и армия КНР, не колеблясь, выполнила этот приказ.

В итоге конституционный строй Китая был защищен, национальной трагедии не случилось, т. е. не наступил государственный хаос. Армия Китая получила благодарность китайского народа, своего политического и военного руководства и еще более утвердила свой авторитет в нации – как безусловный гарант мирного труда народа, опора его безопасности и самый престижный институт государства, предмет национального обожания и гордости. С тех пор в Китае все нормально, он развивается завидными темпами и уважаем в мире.

Это значит, что, кроме всего прочего, о чем мы будем сегодня говорить, армию необходимо любить, а это значит оказывать ей уважение и возиться с ней. Кто из высшего политического и военного руководства сегодня понимает это, может и умеет это делать? Ответ: никто!

Тогда чего можно ждать от армии сегодня, если очередная «оранжевая революция» развернется сейчас в России, и каков будет ее результат?