Россия стала стратегически неинтересной миру

18 апреля 2010 г. в 08:30

Наш большой собственный опыт такой работы показал, что практики разработки документов стратегического характера в СССР и России не было, и что национальная система такой работы ее сложилась. Сегодня это неумение задать вопрос, сформулировать мысль, грамотно ее изложить хорошим и понятным русским языком, а, тем более, способность нести личную ответственность за это – стало не только камнем преткновения нашего развития, но и нашей национальной трагедией.

Сегодня, к сожалению, в сфере стратегии нет ни новых слов, ни новых идей, ни новых людей, а без этого великая держава жить не может и сегодня, очевидно гибнет. Поскольку в эту виртуальную национальную игру - «новая военная доктрина» бесконечно и больше играть нельзя, мы еще раз попытаемся изложить тезисы о ее общей теории. Нам представляется, что авторы и разработчики будущих национальных доктрин и стратегий просто должны знать эти азы стратегической грамоты.

Тематика и проблема военной доктрины в России – вопрос не новый. Он возникает именно тогда, когда Россия переходит в свое новое качество и пребывает в поиске новой национальной стратегии, а армия – в поисках адекватного складывающейся ситуации предназначения, а значит, другой структуры, численности и в целом своего иного качества и соответствующей ему эффективности. К сожалению, необходимо сознаться, что до сих пор эта важнейшая общероссийская задача не находила ни необходимого содержания, ни надлежащего оформления. Следовательно, не реализовывалась в практике государственного и национального военного строительства, не нашла она своего отражения и в новой военной доктрине.

Каждый раз, когда изменения условий национального бытия радикальны и общая ситуация неясна, когда старые ориентиры и критерии негодны, а прежние решения скомпрометированы, другими словами, когда куда, как и с кем идти неизвестно, а идти необходимо, – нация и государство обязаны выработать новые решения, критерии их оценки и направление движения. Именно для этого России и нужны ее Национальная стратегия безопасности и развития и Военная доктрина.

Сегодня Россия вступила в качественно новый этап своей истории и вместе с миром претерпевает кардинальные изменения во внутренней и внешней сферах своего национального бытия.

Особенности внутренней ситуации в России состоят в том, что наступил очевидный крах либеральной модели управления страной, которую, в любых ее проявлениях, не приемлет народ, но за которую упорно держится вся существующая власть. Она реанимирует «великий либеральный миф», в том числе, попытками создать культ великих реформаторов Собчака и Гайдара, как отцов основателей «новой демократической России» и ее современных руководителей, притом, что все либеральные национальные проекты, инициативы и реформы неизбежно заканчиваются одинаково - воровством, коррупцией и обнищанием масс.

В то же время государственнический путь развития не найден, а его приверженцы в национальном политическом истеблишменте отошли от него лично и ничего не предлагают для его победы, или же играют на поле «демократических политтехнологий», в заведомо проигранную для нации игру. Вследствие всего этого в стране нарастает анархия, функции управления государством утрачиваются, идет поголовное засилье непрофессионалов во всех органах государственной власти всех уровней, включая силовую сферу государства, канва суверенной государственности России истончается, а социальное напряжение растет.

Изменения во внешней ситуации заключаются в том, что Россия, не обладающая реальной силой (наше временная ядерная соотносительность с США не в счет, так как ядерное оружие может только до поры что-то политически сдерживать, но ничего не может сделать реального ни в одном существующем вооруженном конфликте) и собственной Национальной стратегией, стала стратегически неинтересной миру:

- для США она есть только предполье в будущей войны с Китаем за мировое лидерство, притом, что все остатки советского могущества Россия успешно уничтожает сама, достаточно проанализировать работу Хилари Клинтон по новому «ядерному» договору;

- для Китая Россия есть его стратегический тыл, притом, что «все свое» в Сибири и Дальнем Востоке страны он уже почти и тихо забрал, и теперь мы ждем приезда будущего лидера Китая Си Цзиньпина, который приедет в Москву, для того, чтобы официально «принять» наше национальное достояние.

Тем не менее, сегодня народы России хотят не выживать, а жить достойной жизнью, что возможно лишь в состоянии безопасности, а именно этот стратегический продукт и вырабатывает военная организация государства. Следовательно, надлежит развитие национальной обороны страны сделать разумно необходимым, а ее национальную безопасность – безусловно достаточной, сохраняя при этом возможности как для развития страны, так и для наращивания военных возможностей государства и немедленного маневра ими.

Россия обязана стать сильной.

Подобное радикальное изменение внешней геостратегической ситуации требует формирования новых целей и задач России во внешней и внутренней сферах. Необходимы также принципиально иное решения вопросов силового обеспечения ее внешнего суверенитета, а так же геополитических и геоэкономических устремлений. Разумеется, все эти вопросы должны быть отражены в новой Военной доктрине России.