Высшие внутренние и внешние определенности нации – основа ее стратегической позиции

5 февраля 2012 г. в 08:30

История России говорит о том, что все неопределенности, недосказанности, двусмысленности и вообще все неофициальное и тайное в отношении субъектов политики любого уровня в конечном счете и всегда сказывается реальным проигрышем их стратегий, т. к. каждая неопределенность может быть использована и используется их противниками, что ведет к неизбежному размыванию позиции нации в войне, ее ослаблению и конечному историческому проигрышу.

К высшим внутренним и внешним определенностям нации, вытекающим из ее собственных цивилизационных внутренних констант и не подлежащим недружественной дискуссии, изменению или корректировке вне воли самого народа мы относим полную, ясную и никогда не обсуждаемую собственную позицию народа как полное согласие и определенность нации и всех институтов государства в отношении:

- смыслов национального бытия, предназначения и миссии России в мире;

- исторических святынь и национальных ценностей;

- истории нации, ее исторического предназначения и образа желаемого будущего;

- исторических итогов развития нации, ее исторически сформировавшихся пространств и внешних границ;

- собственных основ внутреннего жизнеустроения нации;

- основ национальной стратегии;

- системы национальных интересов и их сфер.

Утверждение о том, что внутренняя политика государства есть основа его внешней политики, общеизвестно. В этом плане пример практически любого государства и особенно наш собственный исторический опыт свидетельствуют только о том, что когда внутренняя политика государства диктовалась его внешнеполитической активностью, а решение внешних задач осуществлялось за счет внутренних перенапряжений нации, это всегда кончалось для нации плохо, а в случае России – дважды (в 1917 и в 1991 гг.) оборачивалось национальным крахом.

Этот пример понадобился нам только с целью иллюстрации необыкновенной важности внутреннего жизнеустроения нации, ее внутренней политики, а значит, ее высших внутренних определенностей.

Так что же такое эти самые высшие внутренние определенности нации, о которых мы собираемся говорить, и в чем они состоят? Под высшими внутренними определенностями нации мы понимаем систему внутреннего устроения национального бытия, т. е. существо отношения нации к своему предназначению в истории человечества, а также существо собственных отношений власти и народа, определяющее формулу государственной власти и существо государственности России.

К ним мы относим:

- систему исторически сложившихся национальных святынь, идеалов и ценностей, направлений и приоритетов развития национального бытия, разделяемую абсолютным большинством нации, положенную в основу разработки и реализации всех (и любых) государственных сюжетов, задающих основы национальной идеологии и национальной стратегии, а также общее направление развития нации-государства;

- систему ответственной государственной власти в стране как непротиворечивую систему управления бытием нации, обеспечивающую ее гармоничное и поступательное развитие в соответствии с принятой народом системой национальных ценностей, а также общие принципы ее функционирования;

- систему общественных институтов, обеспечивающих выработку и представление государству для исполнения мнений различных общественных групп (страт) и понимаемую как социальный строй нации (страны), а также общие принципы их функционирования и взаимодействия между собой и с государственной властью страны;

- систему мер экономического, образовательного, здравоохранительного, культурологического, экологического характера, а также систему национальной безопасности страны, образующих систему общенациональных и государственных институтов и проектов развития нации, которые выражаются в череде конкретных решений и действий власти, а значит, формируют прозрачную (очевидную всем) канву внутренней политики государства.

Как видим, все эти высшие внутренние определенности, по сути своей совершенно понятные и вроде бы не несущие особой интриги вещи, касаются сфер национальных святынь, идеалов и ценностей как предпочтений бытия нации, сферы власти, проблем социального строя страны, сферы внутренней политики государства и нации, их общей направленности и целеустремленности.

Но именно в самих этих сферах и их взаимодействии (вспомним, что, как говорят англичане, «черт сидит в деталях»

, в их взаимосодействии и гармонии, или противодействии и дисгармонии и кроется главная интрига национального бытия – историческая удача или неудача нации.

Мы утверждаем, что эти высшие внутренние определенности нации как факторы ее собственного бытия имеют для национальной стратегии России вид фундаментальных базовых констант, которые и должны быть положены в основу любого национального стратегического целеполагания.

Это значит, что кроме ясных и недвусмысленных ответов по существу этих главных проблем, должна быть сформирована и та самая национальная стратегия, которая определяла бы алгоритмы и конечные результаты как цели развития России в этих направлениях, и которая, на наш взгляд, одна и способна придать всему бытию нации вид ее исторического пути, сформировать ее облик и успешное историческое будущее как результат реализации стратегической линии поведения нации.